«Для тех, кого любим…»: выставка супругов Вінтенків экспонируется в Кропивницкому

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

«Для тех, кого любим…» — такое символическое название имеет выставка произведений известных кропивницких художников – члена Национального Союза художников Украины Юрия Вінтенка и его жены Галины Яровой-Вінтенко, которая открылась в художественно-мемориальном музее А.А.Осмьоркіна ко Дню художника в рамках музейного проекта «В мастерской художника».

Надо отметить, что музейный проект «В мастерской художника», основанный четыре года назад, предусматривает не только устройство персональных выставок художников, но и издания оригинальных каталогов из интервью-размышлениями художников о изобразительное искусство, место художника в современном ART-пространстве, рассказами об особенностях труда в собственной творческой мастерской. Для большей наглядности тексты сопровождаются репродукциями авторских произведений.

На представленной в музее выставке экспонируется более семидесяти живописных и графических работ, созданных художниками в разные годы, начиная со второй половины 1970-х и до современности. Здесь можно встретить и впечатляющий автопортрет художника с женой-музой, и лирические пейзажи степного края и художественного Седнева на Черниговщине, и многочисленные натюрморты с красочными цветами или атрибутами искусства.

Несколько слов о художниках:
родился 15 апреля 1955 года в г. Харькове. Член Национального Союза художников Украины (1990). Окончил Крымское государственное художественное училище им. М.С.Самокиша (1975), преподаватели по специальности:.И.Григорьев, Н.С.Моргун, Л.В.Лабенок. Работал художником-оформителем Кировоградских художественно-производственных мастерских Художественного фонда УССР (1975-1994). Ныне заведующий отдела изобразительного искусства Кировоградской детской школы искусств. Участник областных и всеукраинских художественных выставок. Неоднократно принимал участие в творческих группах Дома творчества «Седнев» под руководством выдающихся мастеров украинской живописи Ф.Из.Захарова, Н.Ф.Бортникова, Ю.В.Зорка, Г.М.Звягинцева. В творчестве отдает предпочтение реалистической манере живописи, художественным жанрам пейзажа и натюрморта. Персональные выставки в Кропивницкому (до 2016 г. Кировоград) в 1978, 1998, 2005, 2012, 2015 гг. Произведения хранятся в Кировоградском областном художественном музее, художественно-мемориальном музее А.А.Осмьоркіна, частных украинских и зарубежных коллекциях.

родилась 24 сентября 1959 года в с. Владимировка Компанеевского р-на Кировоградской обл. Окончила Загорский художественно-промышленный техникум (1991). Работала художником-оформителем на заводе «Пишмаш» и в Кировоградском художественно-производственном комбинате Художественного фонда РСФСР. Сейчас преподаватель декоративно-прикладной композиции отдела изобразительного искусства Кировоградской детской школы искусств. Как художник работает в области живописи и декоративного искусства. Любимый живописный жанр – натюрморт с цветами.

Оба художники органично сочетают работу педагога с творческим художественным трудом, о чем очень интересно рассказывают в интервью, проведенном с художниками специально для каталога выставки «Для тех, кого любим…» Андреем Надєждіним — заслуженным художником Украины, искусствоведом, ведущим научным сотрудником художественно-мемориального музея А.А.Осмьоркіна. Поэтому, к Вашему вниманию это интервью.
   
Юрий Борисович и Галина Григорьевна, что для Вас искусство?
Юрий (Ю.) — Стиль жизни.
Галина (Г.) — Очевидно так, ведь почему я это делаю, потому что люблю этим заниматься.
Как Вы начали заниматься образотворчістю?
Г. — Ну, не знаю. Вот у Вас на картине есть ангел с узелком за плечами, видимо он и принес мне этот талант. Хотя конечно сначала под влиянием отца, он у меня также рисовать любил.
Ю. — Я также под влиянием отца, но достаточно поздно, не с самого детства, уже в седьмом или восьмом классе школы.
Тогда в продолжение темы к Вам, Юрий Борисович — Ваш отец, заслуженный художник Украины Борис Михайлович Вінтенко, имел на вас большое влияние как на художника?
Ю. — Конечно что имел, не мог не иметь. Хотя в детстве, когда я был совсем маленьким, то говорил, что не буду художником, потому что надо все время головой вертеть — то на натуру, то на картину, то на палитру, туда-сюда, туда-сюда, туда-сюда… А я так не хочу…
Г. — Я Вам скажу, что Борис Михайлович и Юрий Борисович – совершенно разные люди и разные художники. Хотя я видела, у Юры были попытки работать как отец. А за мою собственную жизнь помню было несколько раз, что Борис Михайлович и мне мог сделать какую-то подсказку, а так я смотрела как он работает, то пробовала и себе, что смогла.
Ю. — Конечно, отец чувствовал ответственность за сына, но когда у меня появились другие ориентиры, другие художники стали своеобразными маяками для меня, то у него как гора с плеч упала…
Вы говорите «другие художники стали своеобразными маяками для меня» — интересно узнать имена?
Ю. — Глущенко, Захаров, Моргун Николай Сергеевич, мой учитель Зорко Юрий Валентинович Звягинцев Ростислав Михайлович, Александр Осмьоркін, кстати, помню, в Картинной галерее его произведения в общем контексте были настолько особыми и современными, что хотелось заниматься искусством.
Г. — А мне у разных художников нравятся отдельные произведения, ведь не может быть так, что у художника все равноценно, хотя я бы назвала Писсарро, особенно Ренуара, Глущенко «Цветы», Ван Гога «Подсолнухи», «самый Бог», то это Врубель, Бакст и в то же время современный украинский художник Петр Ганжа. Может нравиться манера, стиль, разное…
Ю. – Есть такие большие художники, единственные в своем роде, как Модильяни, например, но в творчестве твоем это не поможет, возможно даже будет мешать…
Г. — Конечно, я смотрю, изучаю, но делаю так, как я хочу и могу…
Роль художественной школы в Вашей жизни?
Ю. – До сих пор учимся.
Г. – У меня не было профессиональной школы. Я иногда своим ученикам говорю, вот если бы я жила в таких условиях как и Вы ходила в такую школу, то…, а потом ловлю себя на том, что тогда была бы и другая судьба, и мы бы с вами возможно здесь не разговаривали…
Вообще я имею в виду отношение к региональных школ как, например, киевская, одесская, закарпатская. Может появиться кропивницкая?
Ю. – У нас отсутствует среднее звено образования так сказать. Если бы было художественное училище (колледж), многое бы изменилось. Вот в Мариуполе хотят открыть колледж… Колледж – это связующее звено художественной школы с Академией художеств.
Г. – Это еще и проблема личности действующего художника в художественной образовании. Все школы, которые Вы перечислили, создавались действующими известными профессиональными художниками, для работы которых нужны соответствующие условия.
Что для Вас мастерская? Вы же фактически работаете дома?
Ю. – Ну, это нас жизнь заставляет. Просто далеко ездить. Конечно, если бы в «Доме художника» было отопления… Мы и в школе работаем, и дома. Мне вообще комфортно в любом месте.
Г. – У нас фактически «два дома» — и квартира, и школа.
Что для Вас важнее в картине – эмоциональная составляющая или литературная форма, или возможно все вместе?
Ю. – Конечно, хочется достичь синтеза, просто так – что вижу, то рисую, это – не мое, а то будет, как в анекдоте – столько деревьев нарисовал за свою жизнь, что из леса не выйдешь… Эмоция сопровождает, когда работаю с натурой.
Г. – Начинается с эмоции. Вот я ставлю натюрморт, первое слово, которое появляется -«Хорошо», а тогда рисуешь, не то, чтобы каждый листочек передать, что, а именно то ощущение хорошего, ауру какую-то.
Художественный образ – как можно было бы это объяснить несколькими словами?
Ю. – То, что волнует другого человека. В то же время в картине должна быть загадка. Иногда ты что-то сознательно шифруешь, иногда не сознательно.
Г. – Вообще, думаю художественный образ понятен тем, кто занимается искусством, или пробует что-то творить сам. В детстве я думала, если художник умеет рисовать, то он взял, раз-два и нарисовал, но он почему-то рисует и перерисовывает, мастихином сдирает, поэтому он не доволен, ищет образ.
Насколько конечный результат произведения совпадает с замыслом и как часто Вас устраивает созданное?
Ю. – Быть на 100 процентов довольным вряд ли возможно, но важно оставаться на каком-то профессиональном уровне. Бывает произведение лежит себе у стены и год, и два, а потом ты его достаешь, переписываешь.
Г. – Редко, очень редко. Как будто хочешь одно, глаза видят другое, руки делают свое, потом смотришь – нет, я не то хотела.
Сейчас часто применяют такое понятие как «женская живопись», по Вашему мнению, такое определение имеет право на существование?
Г. – Я думаю – это что-то искусственное. Художник должен быть профессионалом, вот и все.
Насколько сложно женщине существовать в художественной среде, в изобразительном искусстве?
Ю. – Гораздо сложнее, чем мужчине.
Г. – А я думаю, разные бывают женщины.
Ю. – Понимаете, женщина выходит замуж, рожает детей и, конечно, проблемы быта, семьи имеют на нее более серьезное влияние. Вот у нас три мужика (отец, сын и я), благодаря Гале, мы никогда не думали, что нам поесть, что одеть…
Г. – А если с другой стороны – вот не вышла бы я замуж за Юру, и не оказалась в семье Вінтенків, продолжила бы я свою жизнь как художник – это вопрос.
Вас можно назвать дуэтом?
Г. – Да нет. Это еще Борис Михайлович мог что-то замечать. А так, в творчестве я сама по себе, Юра сам по себе, хотя я в него по-тихоньку учусь.
Вы долгое время занимаетесь художественным образованием. Что Вы хотите передать детям?
Ю. – Воспитать творческую личность на сколько это в наших силах, передать профессиональные навыки. Я, например, доволен, что две мои ученицы на конец года написали прекрасные натюрморты. По-разному, но уже со знанием дела.
Г. – Хотя я скажу, что мало таких детей, которые бы горели искусством, в основном это воспринимается как хобби, и возможно тех, кто глубоко проникается искусством, и не может быть много, тут желание зависит от силы таланта.
Какое, по Вашему мнению, имеет значение общая культура ребенка, что приходит на обучение?
Ю. – Это определяющий фактор.
Г. – И его трудно переоценить. С маленькими сейчас легче работать, они прислушиваются к советам, но со временем огромное влияние информации, часто ненужной, засоряющей мозг, отдаляет ребенка от художественной культуры, меняет приоритеты, но возможно просто меняется время.
Ю. – Сейчас процветает прагматизм. Не редкость вопрос – а сколько зарабатывает художник, где я буду работать, кем я буду работать. Это, конечно, тоже нужно, но искусство требует другого – какого-то душевного восторга. Я считаю, что чем позже ребенок узнает, что искусство может быть объектом продажи, тем меньше у него соблазнов.
Г. – А с другой стороны, надо же за счет чего-то жить. Если подходить профессионально, то надо рисовать, выставляться, продавать, работать на заказ.
Ю. – Но великие художники, при этом всем, оставались сами собой, а не «чего изволите». Нам с Галей том, что мы работаем в системе художественного образования, позволяет работать, творить, не будучи зависимым от системы арт-бизнеса.
Известно, что программы для обучения являются унифицированными, а как же с творческой личностью?
Ю. – Конечно, у нас групповые занятия, но за свою практику мы написали такое количество индивидуальных программ…
Г. – Каждый знает своих учеников, поэтому естественно, что подход – и общий, и индивидуальный.
Музейные коллекции имеют какую-то роль в развитии ребенка?
Ю. – Одну из определяющих. Нашим детям с поселка Нового сложно ездить в город, но хорошо, что есть проект «Художественные студии» в музее А.Осмьоркіна, в котором они могут принимать участие, непосредственно общаясь с оригиналами произведений высокого искусства. Конечно, уровень заинтересованности искусством сейчас не такой значительный. Огромных очередей, как, например, выставки произведений из коллекции Арманда Хамера, мы не наблюдаем. Хотя я думаю, что этого ажиотажа вокруг искусства пожалуй и не надо, искусство не нуждается в рекламе, оно само определяет круг заинтересованных лиц.
Г. – Советуем, чтобы, будучи в городе, дети шли к музею. Ведь какая прекрасная коллекция в областном художественном музее. Чтобы ходили на выставки. Художник учится у художника глазами, наблюдая и запоминая. Здесь многое от родителей зависит.
Художник должен заниматься продажей своих произведений?
Г. – Конечно, торговать на улице или базаре, профессиональный художник не имеет… Мы же уже живем в цивилизованном мире.
Ю. – Художник должен рисовать, а продажей должны заниматься «маршани», должна быть отработана система… Установлены правила и отношения художественного рынка, который у нас еще не сформирован в том виде, в котором бы хотелось его видеть.
Вы бы хотели, чтобы Ваши внуки стали художниками?
Ю. – Я думаю, они сами будут выбирать свой жизненный путь, но мы постараемся сделать все, чтобы эта тема не была для них чужой.
Что для Вас понятие «выставка», для чего или для кого художественным демонстрирует свои произведения?
Ю. – Во-первых, это подарок самим себе. Мне приятно, что мы отходим от практики творческих отчетов, не может ли искусство иметь каких-то идеологических долгов перед шахтерами, тружениками полей… Искусство – это территория личности, которая притягивает к себе полярно похожих людей. Поэтому, в первую очередь, выставка для художника, чтобы можно было увидеть свои произведения на расстоянии, сквозь призму зрителя, а если кому-то это придется по душе, или еще и купит, это также неплохо.
Г. – Я думаю, что, в первую очередь, персональная выставка – это для тех, кого мы любим… Таким образом мы отдаем им частичку своего сердца, а они нам.

заслуженный художник Украины,
искусствовед,
ведущий научный сотрудник
художественно-мемориального
музея А.А.Осмьоркіна,
м. Кропивницкий

 

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

 

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

 

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

 

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

 

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

 

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

 

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

Вінтенко Ю.Бы.

1980-1981
Холст, масло
98х100

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

Вінтенко Ю.Бы.

1978
Холст, масло
60х50

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

Вінтенко Ю.Бы.

2012
Картон, масло
70х60

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

Вінтенко Ю.Бы.

2012
Картон, масло
90х60

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

Вінтенко Ю.Бы

2017
Холст, масло
50х70

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

Вінтенко Ю.Б., Яровая-Вінтенко Г.Г.

2017
Холст, масло
60х50

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

Яровая-Вінтенко Г.Г.

2007
Бумага, акварель
51х38

«Для тих, кого любимо…»: виставка подружжя Вінтенків експонується у Кропивницькому

Яровая-Вінтенко Г.Г.

2012
Холст, масло
50х40

Яровая-Вінтенко Г.Г.

2017
Картон, темпера
50х70


Источник