Экспозицию «1941-й: на грани катастрофы» развернули в Кропивницкому

Експозицію «1941-й: на межі катастрофи» розгорнули у Кропивницькому

Експозицію «1941-й: на межі катастрофи» розгорнули у Кропивницькому

21 июня 2019 года в Кировоградском областном художественном музее развернута экспозиция «1941-й: на грани катастрофы» ко Дню Скорби и чествования памяти жертв войны в Украине.

Тема Второй мировой войны является одной из самых интересных в истории, до сих пор оставаясь предметом научных исследований и жарких дискуссий историков, краеведов, журналистов, политологов и тому подобное. Масштабы той войны поражают, ведь в разной степени она охватила собой 61 государство и 80% населения земного шара. Огненный смерч пронесся над странами Европы, Азии, Африки, океанскими просторами, достиг берегов Новой Земли и Аляски на севере, атлантического побережья Европы – на западе, Курильских островов – на востоке, границ Египта, Индии и Австралии – на юге. Жертвами этой войны стали более 60 миллионов человек.

Эта война не только превзошла по масштабам военных операций, разрушительным последствиям и человеческим жертвам все предыдущие военные конфликты, но и оставила, к великому сожалению, немало «белых пятен», что затрудняет на сегодня всестороннее и объективное освещение данной темы. К тому же длительное время акцент делался на определении «Великая Отечественная война», которое «оставляло за кадром» много неудобных для советского руководства и запрещенных для простых советских людей вещей — феномен советско-немецкой дружбы, плодотворное сотрудничество Гестапо и НКВД, разгром совместными усилиями в сентябре 1939 года Польши и совместные парады Красной и немецкой армий по этому поводу. Да и в отношениях с Японией все было далеко не так просто, как описывалось в свое время в советских учебниках. Во всяком случае, Дальневосточная компания августа 1945 года, как и аналогичные действия Красной Армии в странах Европы 1944-1945 годов никак не подпадают под определение «Великая Отечественная война». Понимание этого нашло проявление даже в советские времена, во всяком случае слова «Не стареют душой ветераны, ветераны Второй мировой» из известной песни времен правления Леонида Брежнева никто криминалом не считал.

Но как бы там ни было, 22 июня 1941-го года – особая дата, которая знаменует начало нового этапа во Второй мировой войне, который окончательно должен был определить хозяина Европы. Рано утром этого дня на мосту через Буг встретились советский и немецкий патрули. И вдруг нацисты открыли огонь из автоматов, расстреляв в упор застигнутих врасплох красноармейцев. Так началась новая фаза ІІ мировой войны, которая длилась 1418 дней и ночей, став для всех народов Советского Союза Великой Отечественной войной. Немецкий военный кулак и силы союзников Рейха насчитывали 190 дивизий – 5,5 млн. человек, более 4-х тысяч танков, 47 тысяч орудий и минометов, 4,5 тысяч самолетов, до 200 кораблей. Советская армия смогла противопоставить около 3 млн. бойцов и командиров, 1800 тяжелых и средних танков, 1540 самолетов новой конструкции.

Експозицію «1941-й: на межі катастрофи» розгорнули у Кропивницькому

До войны со Сталиным Гитлер готовился тщательно, и, якобы, все просчитал. 18 декабря 1940 года он подписывает директиву № 21 под кодовым названием «Барбаросса», стратегической основой которого стала теория блицкрига – молниеносной войны против Советского Союза. Согласно этого документа предусматривался разгром Красной Армии в течение 1,5-2 месяцев, в худшем случае — в течение пяти месяцев, и выход немецких войск на линию Архангельск-Куйбышев-Астрахань. В дальнейшем планировалась полная ликвидация советского государства и создание на ее территории 4-х немецких провинций. Страшная участь ждала Москву, Ленинград, Киев и ряд других советских городов, было решено взорвать или затопить.

Предполагалось массовое уничтожение целых народов, которых Гитлер презрительно называл «неполноценными нациями», что не имеют права на существование. Так, на большом совещании 30-го марта 1941-го года он откровенно заявил, что необходимо уничтожить 30 млн. славян, затем численность населения будет регулироваться в количестве, необходимом для обслуживания арийской расы. Еще в мае 1940-го года была принята директива о разработке плана «Ост», согласно которому территорию Прибалтики, Белоруссии, Украины и европейской части России предполагалось заселить немцами и после колонизации включить в состав Германии, а жителей этих регионов, после соответствующей фильтрации, выселить в западную Сибирь.

Казалось, что для успешной реализации этих замыслов созданы все условия. Рейх находился в зените величия и славы. Захвачено 12 стран Европы, другие – союзники, что воспринимают Гитлера как мессию, посланного для спасения Европы от Красного императора Сталина. В распоряжении нацистов экономические и человеческие ресурсы всех этих стран, даже таких нейтральных, как Швеция и Швейцария. Остается поставить на колени Великобританию и США, но то, считают немцы, вопрос времени. Руководство Рейха было настолько уверено в быстром разгроме Советского Союза, что уже с весны 1941-го года начал планировать дальнейшие военные действия на конец 1941-го-начало 1942-го года,а именно — завоевание Ирана, Ирака, Египта, района Суэцкого канала, Индии, Афганистана, высадка десанта на Британские острова. Исторические документы убедительно свидетельствуют, что после разгрома СССР и решения «английской проблемы» гитлеровцы в союзе с Японией планировали вторгнуться на Американский континент.

Начало войны Гитлера против Красной империи стал триумфальным для Германии и катастрофическим для СССР. Подобно другим жертвам немецкого «блицкрига», уже на начало августа 1941-го года было потеряно практически всю свою армию, и казалось, что ничто не сможет остановить вермахт на пути до Москвы, Ленинграда и Киева. Но дальнейшее развитие событий получило неожиданный для немецких планов поворот, существенно снизив градус предыдущей эйфории. За прорванным обороной появлялись все новые советские дивизии. Становилось понятным, что Германия недооценила своего противника, его военный и промышленный потенциал, неисчерпаемые человеческие ресурсы. Проблемой для нацистов стала и огромная территория СССР, которая, во-первых, создавала условия для эвакуации промышленных объектов на восток страны с последующим налаживанием производства военного вооружения, а во-вторых — давала возможность советским войскам постоянно отступать, срывая планы немцев относительно реализации польского, или французского вариантов. К тому же, Красная армия, постепенно выходя из комы, начинала оказывать достойное сопротивление, снижая темпы наступления врага.

Но за то, чтобы иметь возможность перевести дыхание и выиграть хотя бы какое-то время Красная армия платила большую цену. Уже в первый месяц войны она потеряла около 1 млн. человек, из них 300 тысяч погибших и 700 тысяч пленных. А за период с июня по декабрь 1941-го года советские военные потери составили 3 млн. 138 тысяч бойцов, 6 млн. единиц стрелкового оружия, 20 тысяч танков, 10 тысяч самолетов. Территория СССР, захваченная вермахтом, превысило 1,5 млн. кв. километров — втрое больше, чем территория Франции. Для сравнения — за аналогичный период потери сухопутных войск Германии составили около 750 тысяч человек, авиации – несколько тысяч самолетов.

1941-й год «отличился» и большой количеством советских пленных, что стали жертвой небывалых по масштабу окружений (так называемых «котлов»). Так в белорусском «котле» (июнь-июль) в плен попало 328 тысяч советских бойцов и командиров, в Смоленском (июль-август) – 310 тысяч, под Уманью (август) – 103 тысячи, под Киевом (сентябрь) – 665 тысяч, под Вязьмой и Брянском (октябрь) – 663 тысячи. Большие окружения советских войск, к большому сожалению, продолжались и в 1942-м году: в частности — под Керчью (май) – 150 тысяч и под Харьковом (май) – 240 тысяч.

Точные данные об общем количестве советских пленных неизвестны до сих пор. Западные и отечественные исследователи называют лишь приблизительные цифры – около 5 млн. в течение 1941-1945 годов, из них – около 3 млн. за первые два года войны. Российские исследователи имеют на сегодня такие подсчеты – 4 млн. 059 тысяч за вся войну, из которых 2 млн. (49 %) приходится именно на 1941-й год.

Причины такого положения в большой степени вполне объективные. Рейх был на то время мощной индустриальной империей, поскольку Германия раньше Советский Союз встал на путь индустриализации. К тому же на нее работала промышленность практически всех европейских стран. Вследствие завоевания Европы вермахту досталось вооружение более 200 дивизий противника. Только во Франции гитлеровцы захватили почти 5 тысяч танков и бронетранспортеров и около 3 тысяч самолетов.

Кроме того, Германия имела двухлетний, причем очень удачный, опыт войны и намного опережала советских военных в профессиональной подготовке. Большую негативную роль сыграл также «Большой террор» 1937-1938 годов в СССР, который уничтожил много талантливых и инициативных профессионалов военного дела.

Значительная часть советского военного вооружения в качественном плане отставала от немецкого. Это касается авиации, стрелкового оружия, противотанковой и зенитной артиллерии, а особенно – радиосвязи.

Советское руководство не сумело определиться с единым планом действий на случай войны – надо наносить превентивный удар по врагу и есть ли возможности для такого удара? Где будут расположены рубежи обороны и как действовать, если враг глубоко проникнет на советскую территорию? Эти и другие вопросы не были окончательно решены. Роковой оказалась и вера Сталина в то, что Гитлер будет придерживаться договоренностей о ненападении, как минимум, до 1942-го года, во всяком случае – до завершения войны с Великобританией. В результате сработал фактор внезапности, который поставил страну на грань катастрофы.

Целью экспозиции «1941-й: на грани катастрофы» есть не только отражение начала советско-германской войны, а и желание заставить задуматься над последствиями непомерных амбиций отдельных политиков, способных пожертвовать миллионами человеческих жизней ради реализации своих захватнических планов.

Очень символическое значение имеет картина Петра Кодьева «Набат» (1954), поскольку она отражает тревогу аистов от выстрелов и взрывов яростного боя, что символизирует конец мирного времени и начало войны.

Не оставляет равнодушным и другая работа этого художника – «Оккупация» (1968), которая красноречиво иллюстрирует ужасное состояние мирного советского населения, брошенного на произвол судьбы собственной страной на растерзание нацистскому режиму.

Трагизм первых месяцев войны и критической ситуации, в которой оказались бойцы Красной армии, талантливо отражено в работах Владимира Парчевского «По стервятникам – огонь!» (1965) и Александра Фойницького «Корабль тонет» (1962). Это и память, о тех, кто первым принял на себя удар врага, а таким, как известно, всегда труднее.

 

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
www.album-gallery.ru