И еще раз про музей

І ще раз про музей

Слушая сейчас открытую дискуссию на тему “Музейная декоммунизация”, мыслями снова вернулась в Харьков и до данного себе слова написать про свой визит до Харьковского исторического музея 24 марта 2016.

Еще ни разу не выносила с собой из музея чувство обиды. Это случилось впервые. Осмотрев экспозиции первого и последнего этажей (сознательно проигнорировала небольшую экспозицию периода Второй мировой войны) Харьковского исторического музея им. Сумцова, стало невыносимо больно за историю Слобожанщины, представленную в стенах старинного здания в самом историческом центре крупнейшего и важнейшего города Слободской Украины.

Сразу извиняюсь, что без фото. Фотосъемка в музее стоит 80 грн., а осмотр всех экспозиций, билеты на каждую из которых оплачивается отдельно, обойдется вам в 48 грн. без экскурсионного обслуживания.

Я не приемлю отговорок, что музей “такой”, потому что использует пространство бывшего банка, ведь едва ли не 99% музеев Украины используют немузейні помещения, однако находят выход из ситуации. Пришла почти к открытию музея, где уже ждали на экскурсию студенты. Для одних проводили квест, остальных забрал на экскурсию экскурсовод. И тут я вдруг почувствовала себя иностранкой: в пространстве украинской истории для граждан Украины на русском языке проводил экскурсию научный сотрудник музея. “А что такого?” — спросите вы. И “ничего такого” — всего лишь работник исторического музея на рабочем месте должен представлять интересы государства Украины, а не Харьковского горсовета товарища Кернеса.

В моей персональной #музенійісторії есть свои фавориты, среди которых Харьковский литературный музей. На нечто подобное я надеялась, так долго мечтая посетить Харьковский исторический. Мечты сбываются, но, к сожалению, всегда так, как мы рисуем в своем воображении.

Уже переступив порог смотровых залов первого этажа, в моей памяти вылез строка “музейного стишка” С.Михалкова:

В воскресный день с сестрой моей
Мы вышли со двора.
— Я поведу тебя в музей!
— Сказала мне сестра…

Из зала в зал переходя,
Здесь движется народ.
Вся жизнь великого вождя
Предо мной встает…

К счастью, Ленина видно не было, однако дух Ильича, незримо бдит музейный лад. Наполовину “модернизированная” извне стеклянным колпаком историческое здание, рядом с которым приютились и скифские бабы, и казацкие пушки и танки времен обеих мировых войн. Интерьеры музея, наверное, не видели реэкспозиции со времени освоения занимаемого пространства. Сложно разобраться, где какой период представлен, в каком порядке двигаться, что за чем осматривать. И здесь уже без помощи музейных смотрителей просто не обойтись. Как-то странно наблюдать подобное в городе-миллионнике, городе с не самым большим количеством студентов, городе активном, деловом, “продвинутом”. Невероятно интересные археологические находки: древнерусские украшения, древнерусское оружие, предметы культа Будды, мировое дерево, — далеко не каждый музей может похвастаться подобным археологическим богатством — выглядят абсолютно забытыми в убогих витринах советской эпохи, с “паспортами” на бумажных огрызках.

Коллекция древностей и украинского быта дублируется на двух этажах. Часть ее, которая воссоздает интерьер слободской хаты, скорее напоминает интерьер популярного народного фаст-фуда “Пузата хата”. По углам выставлены пледы, коллекция одежды. Вместе с тем, есть вещи, которые никогда не встречались мне в других исторических музеях: обрядовая свадебная выпечка, изделия ложкарів Слобожанщины, детские сапоги и инвентарь сапожников. От села до города. Где-то сбились в освещены хронологии событий создатели экспозиции и я вместе с ними. Поэтому с эпохи казацкой оказываюсь в зале, посвященном бурным событиям 1917-1921 годов. Глаз зацепился за фрагментарную #декомуназація. Немного о большевиках. Совсем немножко о Махно, о Крути и УНР, о Скоропадского. И совсем ничего о Михновского. О Михновского в Харькове!

Как-то не верилось. Думалось: выпустила из поля зрения, прошла, не увидела. Спросила у научного работника, что именно сделал короткую паузу в экскурсии. “О Михновского ничего не найдете”, — подтвердил он. “Почему? “ — дальше отвечать не стал.

Так, завершив путешествие первым этажом, где успела побывать во временах древних, с аланами, половцами, татарами, казаками, петлюровцами, махновцами, большевиками, минуя экспозицию Вов на 2-м этаже, начинаю на 3-м знакомиться с декабристами; осваиваю “краткий курс” истории Харькова: городской порядок жизни представлен невиданной доселе значковою атрибутикой городских управленцев и градоначальников, образовательное и театральная жизнь центра Слобожанщины с интересным образовательным “начинкой” и дамскими светскими атрибутами, наконец, любимая эпоха капитализма — в трогательных мелочах: чего только стоит мешочек для картофеля (не мешок, не путать!) известной фабрики Жоржа Бормана, а дальше — урааааааааа!советская жизнь — представлено едва ли не шире, буквально по десятилетиям. За тем снова попадаю в этнографический отдел. В отдельном небольшом зале спешно слепленный экспозиция о майдане и АТО с фотографиями погибших харківян. Где-то тут, в затертом углу приткнулося немного Украины.

И так обидно мне стало за Харьков, за Слобожанщину, за Сумцова, Багалея и Сковороду. Не укладывалось в голове, что в городе, где появился первый университет, где всегда существовала такая мощная историческая школа, таким серым и невыразительным остается музей, представляющий историю четвертой части Украины и который не имеет статуса “национальный”, а оттуда — и всего, что прилагается к статусу.

И если честно, среди этого “бесформенного” содержания под русскоязычное сопровождение научного сотрудника мне стали понятны Кернес, Аваков, Черновецкий, Курченко и вся братия “иванов, не помнящих родства”.

Я уверена, у наших, музейных руках, будущее украинского Харькова.
Источник

Добавить комментарий