«ИВАНА РЫЛЬСКОГО ХОТЕЛИ РАССТРЕЛЯТЬ ДЕНИКИНЦЫ…»

«ІВАНА РИЛЬСЬКОГО ХОТІЛИ РОЗСТРІЛЯТИ ДЕНІКІНЦІ…»

«ІВАНА РИЛЬСЬКОГО ХОТІЛИ РОЗСТРІЛЯТИ ДЕНІКІНЦІ…»

14 января в Литературно-мемориальном музее Максима Рыльского был презентован проект «Семейный альбом украинской истории». Тема первого заседания «Иван Рильский. Несбывшаяся судьба».

ОТ ГЛАВЫ УПРАВЫ ДО СЕЛЬСКОГО УЧИТЕЛЯ

Жизненный путь Ивана Тадеевича Рыльского (1880 – 1933) был характерен для многих представителей украинской интеллигенции той поры. Окончил юридический факультет Киевского университета Св.Владимира. После смерти в 1902 году Фаддея Розеславовича Рыльского по сути заменил младшему на 15 лет брату Максиму отца. Сыграл важную роль в формировании взглядов и художественных вкусов будущего поэта. Именно благодаря старшему брату Ивану Максим Рыльский блестяще освоил польский язык. В 1917-1918 годах Иван Фадеевич активно приобщился к государственному строительству новообразованной Украины: во времена Центральной Рады был председателем Сквирской народной управы, а в правление гетмана Скоропадского возглавлял Сквирську земскую управу. В 20-х жил с семьей в родовом селе Романовка Сквирского уезда (сегодня Попельнянский район Житомирской области). Правда, не в просторном родительском доме, который советская власть конфисковала, а в скромной маленькой избушке. Учительствовал. По инициативе младшего брата – Максима Рыльского – увлекся перекладацтвом. В 20-е годы в его переводах на украинском выходят в свет произведения Джека Лондона, Проспера Мериме и Ги де Мопассана. В годы Голодомора разделил трагическую судьбу миллионов украинцев. Собственно, и смерть его в 1933-м была вызванной этой трагедией…

«ІВАНА РИЛЬСЬКОГО ХОТІЛИ РОЗСТРІЛЯТИ ДЕНІКІНЦІ…»

«НА СТЕНЕ ПОРТРЕТ СТАЛИНА, ЗА ОКНОМ КОНВОИРЫ ВЕДУТ МОЕГО ОТЦА…»

В роли основного спикера на этот раз выступал Анатолий Петрович Рыльский, внук Ивана Фаддеевич. Именно в этот день он отмечал свой 75-летний юбилей. С его слов присутствующие узнали о интересный эпизод из жизни деда. Однажды его арестовали деникинцы. Хотели расстрелять. В последний момент спасло… дворянское происхождение. Также Анатолий рассказал о судьбе всех пяти детей Ивана Фаддеевич. Старшая дочь Мария (1910 года рождения) почти всю свою жизнь прожила в Романовке. Перед 2-й Мировой вышла замуж. Ее мужа, Григория Федоровича Мартынюка, мобилизовали в армию. С войны не вернулся — пропал без вести. Именно Мария Ивановна закопала в саду под деревом ценнейшие реликвии рода Рыльских. Анатолию Петровичу так и не удалось их разыскать…

Павел Иванович Рыльский (1919 года рождения) окончил ремесленное училище. С началом войны мобилизован в армию. Осенью 1941-го во время ожесточенных боев под Наро-Фомінськом пропал без вести.
Максим Иванович Рыльский (1924 года рождения) после окончания военного училища воевал. Погиб в 1943-м, в девятнадцать лет, в звании лейтенанта. Похоронка на его имя и орден Красной звезды хранятся в фондах Музея М.Рыльского. Там же находятся и несколько его писем с фронта. В одном из них он благодарит за присланную ему махорку…

— Мой отец Петр Иванович Рыльский, — продолжает рассказ Анатолий Петрович — родился в 1911 году. Во время учебы в Киевском техникуме легкой промышленности жил в семье дяди – Максима Тадеевича. В одном из писем того периода Екатерина Николаевна (супруга Н.Т. Рыльского – В.Ц.) пишет о моем отце своей свекрови (Мелании Федорівній Рильській – В.Ц.) следующее: «Что-то наш Петя загулял…». Получив образование, отец работал главным инженером на Жашковском молокозаводе. В этом же городке на Киевщине, в 1941-м году, родился и я. В 1947-м отца арестовали. До сих пор в памяти картина: на столе коптит самодельный светильник из гильзы от снаряда, на стене копия картины «Утро нашей родины», где отца народов Сталина нарисовано в белом кителе на фоне тракторов, пашут бескрайние колхозные поля, а за окном вооруженные конвоиры ведут моего отца… Меньше года просидел в допрі (дом принудительных работ – В.Ц.), а потом его отпустили…

— Не в последнюю очередь, — дополняет своего родственника Максим Георгиевич Рыльский, председатель фонда «Розы и виноград», — благодаря хлопотам деда (Максима Тадеевича Рыльского.Ц.), которому и самому в те времена туго было…

«ІВАНА РИЛЬСЬКОГО ХОТІЛИ РОЗСТРІЛЯТИ ДЕНІКІНЦІ…»

«ВОЗЛЕ РАЙОТДЕЛА МИЛИЦИИ ЛЕЖАЛО ТЕЛО УБИТОГО ВОИНА УПА…»

— Да, конечно, — соглашается Анатолий Петрович. – А потом отца направили в Западную Украину, в город Стрый. Там он работал директором местного маслозавода. Несколько раз ночью на нас нападали повстанцы, приезжали из леса на лошадях. В такие моменты мать прятала меня под периной. Отец хотя и был беспартийным, но бандеровцы считали его представителем враждебной советской власти (для местного населения, безусловно, оккупационной – В.Ц.). Помню, на буфете у нас всегда стояла наготове боевая граната. Потом отца перевели в Станиславскую область (ныне Ивано-Франковске — В.Ц.). Помню, как на протяжении нескольких суток, возле районного отделения милиции, лежало тело убитого воина УПА. Советская власть практиковала такие и подобные акции устрашения… Моя мама, Мария Варфоломіївна (в девичестве Яремова), была родом из Полонного Хмельницкой области. После окончания Бердичевского педтехникума работала шкрабом (производное от «школьный работник» — В.Ц.), преподавала пение. У меня есть две сестры: Галина (1939 г.н.) живет в России, а Валентина (1944 г.н.) – в Киеве. Также имею двух дочерей (старшая с мужем и детьми живет в Германии, а младшая с семьей в Киеве). Сам я после окончания политехнического всю жизнь проработал на заводе «Арсенал», в отделе главного энергетика. Все мужчины в нашем роду (кроме разве что деда Ивана) были заядлыми рыбаками, и я не исключение. Вот на этой фотографии мой отец, Николай Глебов (водитель М.Т.Рыльского – В.Ц.) и я рассматриваем щойновпійману рыбу. Помню, как еще малым плыл в одной лодке с Максимом Тадейовичем и дядей Богданом (сыном М.Т.Рыльского – В.Ц.). Вдруг дядя Богдан подхватывает меня на руки и бросился бросает в реку. Воды я, конечно, нахлебался вдоволь, но заодно и плавать научился. По-собачьи, конечно…

«МОЙ ОТЕЦ – АВТОР ДВУХ ПАМЯТНИКОВ МАКСИМУ РЫЛЬСКОМУ»

О Любовь Ивановну Рыльске (1921 г.н.) рассказала ее дочь Тамара Петровна Остапенко:
— С детства мама воспитывалась в семье Максима Тадеевича. Даже в эвакуацию вместе с поетовою семьей выехала в Уфу. Максим Тадеевич устроил ее работать там машинисткой-машинисткой. В 1944-м вышла замуж за Петра Филипповича Остапенко, моего отца. Он служил в Васильковском военном авиационном училище инструктором. Имел склонность к рисованию, но получить профессиональное художественное образование не смог. Осваивал профессию самостоятельно. Устроился помощником в мастерскую известного скульптора-монументалиста Еліуса Фридмана. Со временем начал работать самостоятельно. Стал Заслуженным художником Украины. Среди его работ известный всем киевлянам памятник Максиму Рыльскому возле центрального входа в Голосеевский парк…

— А еще памятник на могиле Максима Тадеевича на Байковом кладбище, — добавляет Максим Рыльский-младший. – Помню, как страстно он настаивал, чтобы все в мемориальном Голосеевском музее было таким, как и при жизни Максима Тадеевича. В этом вопросе для него не существовало мелочей: все было важно – и цвет стен в кабинете, и занавески на окнах…
— Конечно, — соглашается Тамара, — ведь наша семья в начале 60-х жила в Голосеевском мануарі, а до этого – в квартире Максима Тадеевича на Ленина, (сегодня Бы.Хмельницкого – В.Ц.) 68. Лишь в середине 60-х отец достроил третий этаж в доме на Саперном поле, и мы перебрались туда…

Также брали слово в ходе заседания Татьяна Морітко, старший научный сотрудник Киевского литературно-мемориального музея Н.Рыльского, 91-летняя Галина Руби (в течение 17 лет работала бок о бок с Максимом Тадейовичем в возглавляемом им ИИФЭ ), а еще гости из музея-усадьбы семьи Рыльских в Романовке. Кстати, в прошлом году директором романовского музея стал Василий Когут, который до этого на протяжении 19 лет возглавлял местный сельсовет.

— Сейчас сельсовет в наш музей переместилась, — смеется Василий, — все самые острые вопросы села здесь решаются. Когда захотели часть Романовского леса на дрова пустить, то я им такого нагоняя дал: «Еще Знаменитый Рильский этот лес сажал, а вы его под топор хотите?! Не будет этого!..».

Боевой характер Василия Когута передался и его 19-летнему сыну, который добровольцем ушел защищать Родину в зоне АТЕ. Сейчас охраняет наш покой под Мариуполем, служит минометчиком в полку «Азов»…

На фото 1: Сидят слева направо: Анна Кирилловна Рыльска, Мария Ивановна Рыльская, Мелания Федоровна Рыльска; Стоят слева направо: Иван Рыльский, неизвестный, Максим Рыльский, Богдан Тадеевич Рыльский. с.Романовка, 1911 г.

Источник

Добавить комментарий