Конец Музея Второй мировой войны?

Кінець Музею Другої світової війни?

Об отношениях музеев и политики на сегодня говорено уже очень много. Музеи привыкли считать, что не имеют к ней никакого отношения, но очевидно что это не так. Ибо, цитируя Дэвида Флемминга, политика – краеугольный камень общественных отношений, а музеи являются социальными конструктами. А еще мы часто говорим о особую европейскую демократию и даже обітованість той части мира. И исключения бывают и там. Об одной такой истории и пойдет речь ниже.

16 апреля 2016 года польские СМИ облетела весть: Министр культуры и национального наследия Республики Польша Петр Глински объявил о намерениях по объединению Музея Второй мировой войны (что строится в Гданьске), с Мемориальным комплексом «Памятник «Героям Вестерплатте» в единое музейное учреждение — Музей Вестерплатте и войны 1939 года.

Она застала врасплох руководство Музея Второй мировой войны, которое о новости узнало из интернета. «Я думаю, что де-факто, это ликвидация нашего музея», — сказал журналистам Павел Махцевіч, директор музея, официальное открытие которого должно состояться в конце 2016 года. — В нашей экспозиции будут подробно представлены события сентября 1939 года и защита Вестерплатте. Но история Второй мировой войны ими не ограничивается… Я не знаю, что министерство хочет сделать с тысячами артефактов с других этапов войны, которые мы собирали в течение многих лет… А как насчет тех частей экспозиции, которые уже сделаны, если они не будут соответствовать видению министра Глински – они будут уничтожены? А ничего, что наша экспозиция стоила миллионов польских злотых налогоплательщикам?.. Четыре месяца назад я подал заместителю министра развернутый план и концепцию экспозиции музея. Мы поговорили и с тех пор – молчание. Я не понимаю, почему польское правительство хочет ограничить свой голос на международной арене. Ведь в контексте мировой дискуссии о войне и ее последствиях, многие свидетели которой еще живы, наш музей мог бы стать влиятельным аргументом, представлять нашу точку зрения на этот глобальный конфликт. Почему теперь мы добровольно хотим от него отказаться?»

Не меньше удивился этой новости и мэр города Гданьска Павел Адамович: «Министр зашел слишком далеко. Ведь мы выделяли землю с определенной целью и всегда можем пересмотреть это решение. Боюсь, что реальная причина присоединения Музея Второй мировой войны – это желание лишить функций директора Павела Махцевіча. Жаль, что министр культуры прибегает к таким методам, которые не имеют ничего общего с культурой».

Министр культуры и национального наследия 16 апреля 2016 года свое решение объяснил необходимостью рационализации управления музейными учреждениями страны, а также важностью поддержки и поощрения национальных и государственных традиций, в частности, относительно истории Польши периода Второй мировой войны, а именно периода оборонительной войны 1939 года, и необходимостью чествования такого символического пространства как Вестерплатте.

Вместе с тем, все помнят, как в конце прошлого года, после очередных парламентских выборов, часть правых политиков и историков Польши выразили озабоченность тем, будет ли Музей Второй мировой войны представлять «польскую точку зрения»… Это при том, что саму концепцию музея активно обсуждало все польское общество еще в 2009 г. Ключевым вопросом было, каким должен быть вновь созданный Музей Второй мировой войны в Гданьске – городе, откуда все началось-в самой ужасной войне в истории человечества. И именно тогда польское общество разделилось на сторонников «музея примирения» и тех, кто считал, что такая страна как Польша прежде всего должен заботиться о память воинской славы польского орла и польскую мартирологію. Последние напоминали своим оппонентам, мол, только после того, как организаторы музея позаботятся, чтобы турист из Лондона или Вены узнал о польский вклад в победу над гитлеризмом – только тогда можно будет строить экспозицию универсальной тематики.

После огласки, которого приобрела эта история за прошлые выходные, а особенно в ситуации, когда сотрудники министерства сообщили, что они ничего не знают о намерениях главы ведомства, 18 апреля 2016 года состоялась встреча директора музея Павла Махцевіча и Вице-премьер-министра — Министра культуры и культурного наследия Республики Польша Петра Глински.

Министр пояснил, что вопрос об объединении музеев рассматривается, но окончательное решение будет принято после обсуждения концепции экспозиции музея с профессиональными историками, поскольку к представленному в январе 2016 года в министерство варианта есть много вопросов и замечаний, изложенных в 4-х рецензиях, которые впоследствии будут переданы в музей.

Слова Павела Махцевіча (и выложил на официальном веб-сайте музея), приведу как цитату: «От начала основной задачей музея было показать польский опыт, польскую историю, в глобальном европейском контексте. Рассказы о событиях на Вестерплатте, в Поморье и войну 1939 года являются очень важными, ведь документы показывают, что нацистская власть планировала убийство польской элиты, осуществляла бомбардировки беззащитных населенных пунктов, колонн беженцев, имело место массовое убийство евреев в тюрьмах… И в то же время, ограничение экспозиции 1939-м годом не покажет весь польский опыт войны, минуя такие важные темы как Акция АБ, Катынь, Холокост, «Польская подпольная государство». .

Результатом разговора между директором и министром и разъяснения стало то, что министр культуры Петр Глински признал, что если в жизни действительно будет воплощена озвучена концепция, то это станет удачной платформой для дальнейшей дискуссии. А также добавил, что строительство должно быть продолжено, как можно быстрее и эффективнее, чтобы избежать расточительства. ( К слову, бюджет строительства составляет около 448 млн. злотых (2,7 миллиарда гривен), из которых 45 млн. злотых (292 млн. грн.) — стоимость оборудования для экспозиции.

Поэтому «конец» Музея Второй мировой войны в Гданьске пока (или навсегда) откладывается. Музею быть. Ждать до открытия осталось совсем немного. Ну а как мы, украинцы, будем знакомиться с той экспозицией – покажет время. Как и то, станет ли она местом примирения двух народов, новым яблоком раздора.

Источник

Добавить комментарий