Конспект музейного встречи №8: Музеи без барьеров.

Конспект музейної зустрічі №8: Музеї без бар’єрів.

В помещении Национального музея Тараса Шевченко 12 февраля 2016 года Управления музейного дела и культурных ценностей вместе с Еленой Черненко (президент ГО «Координационно-ресурсный центр «Инклюзивная культура»») провели очередную музейную встречу. Елена подготовила доклад и ознакомила присутствующих с основными принципами подготовки и проведения инклюзивных программ в музеях на примере Национального музея Тараса Шевченко.
В Национальном музее Тараса Шевченко уже больше полтора года действует программа для людей с инвалидностью: «Музеи без барьеров: от теории к практике».

В рамках программы «Музеи без барьеров» были проведены мероприятия, которые включали различные направления работы: выставочные проекты, арт-терапевтические программы и программы направлены на социальную адаптацию людей, мастер-классы и экскурсии для детей и взрослых с инвалидностью.

Название данной программы наталкивает на понимание музея, как учреждения без физических барьеров, в который могут попасть все без исключения посетители. Однако, большинство музеев Украины построены или располагаются в зданиях, не приспособлены для свободного передвижения людей с инвалидностью, поэтому в данной программе стоит, прежде всего, расценивать музей как заведение без психологических, эмоциональных и ментальных барьеров в отношении таких посетителей.

Госпожа Елена отметила, что в материально-техническом плане Музей Тараса Шевченко не претендует на звание идеального, но как заведение, что сделал первый шаг на встречу людям с инвалидностью, может поделиться собственным опытом реализации данных проектов.

Итак, Музей без барьеров – это музей, где доступ к коллекции и музейных программ не ограничивается ни физически, ни ментально, где ценность каждого человека, каждого посетителя не обсуждается.

Начиная работу для людей с инвалидностью, важно видеть прежде всего человека, индивидуальность, а не заострять внимание на некоторых физиологических особенностях.

Возвращаясь к понятию «человек с инвалидностью», стоит отметить, что это социальная недостаточность вследствие ограничения жизнедеятельности человека, вызываемая нарушение здоровья со стойким расстройством функции организма, что приводит к необходимости социальной защиты и помощи.

Елена подчеркнула важность разработок инклюзивных программ на уровне Министерства культуры Украины, поскольку 5 июня 2014 года был внесен ряд изменений в Закон Украины «Об образовании» по внедрению инклюзивного образования для детей, а это тесно связано с работой культурных учреждений том, что учащиеся в рамках учебной программы часто посещают заведения культуры и в том числе музеи.

Часто люди с инвалидностью призывают: «Не делайте для нас без нас». Поэтому прежде чем воплощать такие программы следует привлекать к разработке общественные организации, которые работают с людьми с особыми потребностями и, собственно, людей с инвалидностью. Музей сотрудничал с общественными инициативами, одна из которых – Группа активной реабилитации. Елена и Виталий Пчолкіни рассказывали о том, как следует относиться к таких посетителей, как с ними разговаривать, как на них смотреть и т. п. и провели ряд тематических тренингов.

Поскольку в повседневной жизни мы не так часто встречаем людей с инвалидностью (мало помещений, общественных учреждений и общественного транспорта являются приспособленными к их потребностям), такие занятия очень важны, ведь, музейные работники попросту могут быть не готовы психологически к такому контакту.
Первый тренинг для сотрудников Музея Тараса Шевченко был посвящен физической доступности. Музейщикам рассказывали о нормах относительно пандусов, лифтов, тактильных дорожек и тому подобное.
Во время следующего тренинга специалисты предоставляли консультации относительно работы с детьми с аутизмом и рассказали об особенностях их интеллектуального восприятия.
Стоит отметить: во время работы с аутистами главное помнить, что каждый такой человек, не похожа одна на одну и поэтому к каждому стоит применять индивидуальный подход.

Прежде чем проводить экскурсии по музею для детей с аутизмом, таких детей пытались адаптировать к музею, привлекая к посещению выставок, мастер-классов и только после того как они привыкли к пространству, атмосферы Екатерина Барановская провела для них первую экскурсию экспозицией. Проводя такие экскурсии, госпожа Катерина использовала дополнительные материалы для усиления влияния представленного материала. Например, при раскрытии темы детства Тараса Шевченко, использовались традиционные украинские игрушки и новое издание детского «Кобзаря» от Издательства Старого Льва.

Также, совместно со студией социализации для детей с аутизмом «Ребенок с будущим» Музей Тараса Шевченко проводит атр-терапевтические программы, которые имеют целью способствовать социализации детей, поскольку особенностью аутизма является избегание общения: всякое нарушение повседневного распорядка и стереотипов оказывается стрессовыми для них. Однако, музей прекрасно справился с задачей и дети с радостью посещают заведение, принимают участие в мастер-классах и самостоятельно ориентируются в пространстве музея.

Отдельные тренинги, посвященные работе с незрячими, проводились совместно с Ассоциацией особых семей «Мы – вместе!» (председатель – Ольга Готова), и совместно с Ассоциацией «Видеть Сердцем» (председатель – Олеся Яцкевич). Специфика тренинга предусматривала попытку участников двигаться пространством с завязанными глазами. Это дало возможность понять, что незрячим практически не возможно двигаться помещением.

Музей Шевченко имеет большое пространство, однако и он не идеален для людей с нарушением зрения, поскольку содержит белый цвет, который слабовидящая человек не отличает. Но самое главное заключается в адаптации персонала к такого рода инвалидности. Приветливое отношение и доброжелательность, которые приобретается путем преодоления психологических барьеров – это первый шаг для воплощения таких программ.

Многим интересно, как можно передать слабозорим, что именно находится в экспозиции и как максимально доступно подать материал. Конечно, в идеале, должны быть дубликаты предметов к которым можно прикасаться. В музее Тараса Шевченко есть небольшое количество предметов до которых можно трогать руками, но работники заведения нашли вещи из дублетного фонда и добавили свои личные, которые помогают отразить определенные аспекты жизни и творчества Тараса Шевченко. Теперь такие экскурсии пользуются большой популярностью.

Программы для людей с инвалидностью приносят позитив и развитие музеям. Конечно, на начальном этапе, после пройденных тренингов за того, что многих деталей повседневной жизни и физиологических особенностей организма людей с ограниченными возможностями, музейщики не знали, это вызвало непонятные эмоции и наводило на вопрос: «вообще это все нужно?». Однако, как показывает практика, работа с людьми с инвалидностью может быть приятной и приносить яркие впечатления потому, что от таких посетителей музей получает большую эмоциональную отдачу, поскольку вследствие инвалидности они не имеют возможности приходить в музеи часто.

В рамках программы «Музеи баз барьеров» было проведено около десяти выставок, одну из которых воплощала организация «Голоса. Женщины и инвалидность» и общественная организация «Твое Измерение». В рамках проекта выставлялись творческие работы женщин с инвалидностью и были приглашены женщины с ограниченными возможностями из разных уголков Украины.

Также музей сотрудничает с журналом «Призыв», который издает свой журнал шрифтом Брайля. Вскоре Издательство Старого Льва напечатает Брайлю Кобзарь, а также, 11 марта, планируется провести конкурс чтецов Брайлю.

Проводилось мероприятие «Ночь в музее» на который были приглашены люди с инвалидностью. «Сначала казалось, что мы идем на определенный риск, поскольку действо происходило в полумраке, но все прошло замечательно и все участники получили удовольствие. Также, музей проводил День Рождения программы «Музеи без барьеров». Показательным является то,что мероприятие прошло очень весело, все чувствовали себя комфортно и дарили друг другу положительные эмоции. Поэтому дни рождения социальных проектов также следует организовывать.» – отмечает Елена.

Важно понимать, что музеи имеют большой человеческий и творческий ресурс, который может послужитись для арт-терапевтических программ, расширение мировоззрения таких посетителей, способствовать их социализации и просто дать возможность понимать, что люди с инвалидностью являются весомой частичкой общества.

 
«Наш музей имел опыт приема посетителей с недостатками зрения, но, к сожалению, нам не хватает знаний того, как именно стоит подавать им материал и иллюстрировать то, что находится в экспозиции?».
 
Да, это проблема, поскольку наши музеи не имеют специальных фондов, которые бы содержали дублікатні экспонаты. Если брать во внимание пример Музея Тараса Шевченко, то сотрудники заведения отыскивали вещи, которые бы раскрывали тему жизни и творчества художника. Что говорят, в таких ситуациях сами люди с нарушением зрения? Можно описывать предметы, говорить слово «смотрите», они смотрят, только другими органами чувств. Самое главное – не чувствовать дискомфорта взаимодействуя с ними, поскольку они очень к этому чувствительны. Важно общаться с такими людьми, прося советов относительно того что бы вы могли сделать у себя в музее. Главное, чтобы люди знали то, что вы хотите для них что-то сделать и идете им на встречу».
 
Относительно нахождения приспособлений для ведения экскурсий, то здесь проблем не должно возникнуть, поскольку вы представляете краеведческий музей, который содержит музейные предметы различной тематики. В нашем музее есть два вида экспонатов – тактильные, то есть общего назначения, например офортный станок, к которому могут все трогать, а также «портфель экскурсовода», в котором музейщик собирает для дальнейшего использования касательные к теме предметы. И, конечно, описание предметов, который требует предварительного информирования о группе (за то, что есть люди, которые слепы от рождения, а есть такие, которые потеряли зрение уже в зрелом возрасте – у них разный ассоциативный ряд и это важно учитывать во время осмотра экспозиции). Существуют определенные методики описания, которые позволяют правильно проиллюстрировать предмет, живописные произведения, передать цвета и тому подобное. Используя дублетний фонд (соприкасающиеся вещи: перья, трубки, полотенца), люди имеют возможность почувствовать фактуру, материал и форму. Можно воздействовать на различные органы чувств, не только на тактильные, например, рассказывая о Шевченко-художнике, мы использовали масляные краски, которые имеют характерный запах, таким образом воздействовали на органы обоняния. Включали казахскую музыку для иллюстрирования того, что Шевченко был в ссылке в Казахстане.
Вот к примеру, в Музее Гончара содержится реквізитний фонд – предметы, которые остались после определенных мероприятий, ярмарок. Их используют во время таких экскурсий. Думаю, что такое «ноу-хау» стоит внедрять многим музеям».
 
В идеале, чтобы музей был доступен для незрячих, до его входа должны быть проложены тактильные дорожки, выделенные желтым цветом, сигнальный маячок при входе, вроде того что есть в метро, информативные доски шрифтом Брайля и с объемной схемой помещения. В европейских музеях размещены макеты музея, которые соответствуют архитектурному ансамблю и том, что находится внутри. Должна быть цветная навигация и конечно – аудио-гид, который бы их направлял.
 
Насколько экспозиция является доступной для людей с инвалидностью?»
 
Начиная свое выступление я настаивала на том, что Музей Тараса Шевченко не является идеальным в материально-техническом плане для такого рода посетителей, но на психологическом уровне мы с радостью принимаем и обслуживаем людей с инвалидностью. Относительно экспозиции, то она не является максимально доступной для людей с нарушением зрения, поскольку не содержит тактильных дорожек и специальных обозначений на витринах, но она является вполне доступной для людей с нарушением опорно-двигательного аппарата. Также у нас есть сотрудники, которые владеют техникой сопровождения, поэтому при желании можно найти выход из ситуации».
 
Готовы ли вы сделать следующий шаг – максимальную социализацию, чтобы эти люди могли влиться в общий поток посетителей?»
 
«Спасибо, Вы озвучили нашу мечту и мечту многих музеев. Конечно мы планируем такое воплотить поэтому у нас действует студия социализации – инклюзивная школа «Открытое искусство», где обычные дети занимаются с особыми детками – и это только первый шаг. Конечно с детьми это легче потому, что они не чувствуют барьеров между собой. Пока что взрослые люди не могут попасть в основной поток,поскольку внешнее пространство не приспособлен для людей с ограниченными возможностями, они к нам не имеют возможности доехать, поэтому экскурсии заказываются на уровне Утос или отдельных групп, в таком случае для них соответствующие организации заказывают транспорт. Если люди имеют нарушения опорно-двигательного аппарата – тогда с ними проще, поскольку многие из них водит автомобиль, а музей уже достаточно обустроен для того, чтобы попасть в его помещения».
 
«Наш музей оборудован пандусами и лифтами, но к кому мы можем обратиться, чтобы узнать есть ли они соответствуют стандартам?»
 
Обращайтесь к нам, мы имеем контакты общественных организаций, которые могут Вам помочь, поскольку они знают соответствующие стандарты. Если человек на коляске при помощи пандуса и лифта попала в вашего музея, то вы на правильном пути и вы можете быть доступными».
 
«У меня вопрос относительно законодательства, поскольку наш музей находится в памятнике архитектуры мы не имеем возможности достроить пандусы и лифты. Поэтому прошу рассказать о вашем опыте реконструкции дома и которые вы находили пути правового регулирования».
 
«Когда у нас планировалась реконструкция, мы также сталкивались с такой проблемой и даже с определенным возмущение со стороны общественности, поскольку у нас появилась шахта лифта. Однако, она сконструирована на городе сходинкової части, и поэтому не нарушала общего архитектурного ансамбля. Универсального рецепта не существует, каждый случай уникален и подход, соответственно, у каждого свой. Например, в европейских средневековых замках используют раскладные пандусы, то есть при желании выход можно найти».
 
http://dbn.at.ua/load/normativy/dbn/1-1-0-287.
 
«Очень благодарю за рассказ и онлайн трансляцию! Я имею вопрос: экскурсии для людей с инвалидностью проводятся по заказу или периодически в определенное время (и анонсируются для всех на сайте, например)? В галерее современного искусства Тейт в Лондоне наряду с ежедневными бесплатными экскурсиями по экспозиции периодически проводят экскурсии на языке жестов, что рекламируется вместе с другими событиями (то есть их не выделяют в отдельную программу). Спасибо».
 
Большинство экскурсий заказывается предварительно, не потому что это наше такое требование, а потому что это практика еще советских времен, социальных центров, которые занимаются ими, поскольку они знают,что должны написать письмо на бесплатное посещение. Хотя данная программа действует на благотворительных началах и всех посетителей с инвалидностью мы принимаем на бесплатных началах. По неслышащих, то здесь более сложная ситуация из-за того, что у нас только один специалист изучает (на данном этапе) язык жестов, если они заказывают предварительно, тогда мы спрашиваем, будет ли с ними переводчик, и тогда наш экскурсовод ведет экскурсию под перевод».
 
Спасибо за ответ! Но планируете ли сделать постоянную программу без предварительного заказа?»
 
«Да, мы проводим экскурсии на общих основаниях, и когда люди с инвалидностью приходят без предварительного заказа, у нас найдутся люди, которые смогут их обслуживать. Но поскольку в обществе еще не существует комфортного обустройства для таких людей, они вынуждены нанимать транспорт и заказывать экскурсию».
 
«Какой процент людей с инвалидностью по отношению к общему количеству посетителей у вас зафиксировано в течение года?»
 
«Процент установить трудно, но в течение 2015 года мы приняли примерно 98 000 посетителей, из них около 1300 – люди с инвалидностью. У нас не было цели увеличить поток посетителей, а прежде всего улучшить качество работы».
 
«Небольшой комментарий относительно количества в процентах. Просматривая статистические данные Украины оказывается, что 5,5% населения Украины – инвалиды. Следовательно потенциально ваши 1,3% — это два процента от общего количества. Это означает, что мало кто знает , что у вас есть такие возможности».
 
Наверное не все знают, потому мы не ставили такой цели, а теперь я задумалась над этим: «А почему это так?». Видимо потому, что мы не выигрывали специальных грантов, которые привлекли бы больше внимания, но управление культуры города Киева взяла на себя такую миссию, создав программу «Культура без барьеров», в рамках которого управление работает с муниципальными музеями города и чем больше к ней присоединяются, тем более эффективными они становятся, тем больше людей с инвалидностью в них участвуют»
Источник

Добавить комментарий