Культурный ландшафт Домов творчества писателей как феномен

Культурний ландшафт Будинків творчості письменників як феномен


Менее чем за два месяца профессиональное сообщество всего мира будет отмечать Международный день музеев, темой которого в 2016-м году ІСОМ определено «Музеи и культурные ландшафты». Она является чрезвычайно широкой; это вызов для музеев, который заставляет их переосмыслить миссию и развивать свою культурную и социальную роль. Рассказ об одной из музейных встреч на эту тему предлагаем вашему вниманию.

В конце марта в рамках программы «Рассказы о беспокойстве» Мемориальный дом Максима Рыльского в Голосеево гостеприимно принял всех желающих на встречу с етнологом, культурным антропологом, видавчинею Мариной Гримич. Темой собрания стал рассказ о культурный ландшафт Домов творчества писателей как феномена ХХ века. Эта история была приурочена к 90-летию ее отца, Виля Гримича – переводчика, публициста, лауреата премии имени Максима Рыльского.

 

Дети и внуки писателей в последнее время пускают всех желающих за кулисы писательского жизни, целая субкультура теряет свою таинственность. Они вырастали там и как никто лучше усвоили правила и игры, что велись в стенах богемных помещений, поэтому могут рассказать о них очень много. Так, в 2013 году вышла книга сына Михаила Стельмаха, Дмитрия, «Скелеты в писательских шкафах» об известный дом «Ролит» и в частности о детях писателей, сверстников Дмитрия. «Тайны писательских ящиков» С. Цалика и П. Селигея почти сразу после выхода стали не только бестселлером, но и библиографической редкостью. Все большую популярность у посетителей приобретают мемориальные музеи, потому что их не интересует идеология или официоз, которыми «кормили» советское общество в ХХ веке. Человек хочет открывать Человека, непростую, гениальную, особое, но познавая чем и жила, что ела, как строила семью и отношения с окружающими. Поэтому исследования и откровения Марины Гримич, основанные на воспоминаниях и опыте (ведь она выросла и сформировалась в этом письменницько-художественной среде) и являются такими интересными и важными, ибо она выходит за рамки лишь «устной истории», анализируя тему через призму научной теории культурного ландшафта.

 

Встреча именно в Музее Рыльского тоже не была случайной: Максим Тадеевич был инициатором превращения Дачи Чоколова в Ирпене в Дом творчества писателей. И когда Марина Гримич поинтересовалась, что же было предтечою домов творчества, она поняла, что ответ давно лежала на поверхности: это имения и усадьбы помещиков тогдашней украинской элиты (Галаганов, Тарновских, Ханенко, Закревских), которые приглашали и собирали у себя известных людей, гостивших там довольно долгое время.

 

Итак, советская эпоха характеризовалась появлением отдельных «деревень» (условное название) для писателей. «Киевское село» — это дома, в квартирах которых проживали писатели, по вул. Богдана Хмельницкого, Михаила Коцюбинского и последний – на улице Олеся Гончара. «Второе село» — это так называемые «дачи» и дачные городки (а именно дачи на Святошино и конечно же Ирпень с его Домом творчества писателей и отдельными домами) в которых проживали время от времени, сезонно или постоянно, на правах собственности, аренды или временного корпоративного пользования классики и их семьи. Пребывание, даже дома, в кругу профессионального сообщества, где шли дискуссии и бушевали літературницькі темы, где даже жены и дети говорили о книжных новинках, где соседи были «из одного котла» привело к формированию отдельной «писательской» субкультуры со своей философией, которая впоследствии стала образом жизни целых поколений.

 

Все Дома творчества имели четко определенный культурный ландшафт. Все они, по советской концепции, размещались в живописных населенных пунктах, возле рек, лесов, ведь для творческих людей важно иметь эстетичный пейзаж за окном и позитивное настроение в пространстве. Каждая комната отеля для литераторов» имела своеобразный интерьер, там обязательно были библиотеки, бильярд, кинозал. Неотъемлемым элементом всех этих комплексов была столовая – место встречи, «родству по пище», центр вокруг которого бурлила «будинкотворчівське» жизни. Дополняющими компонентами культурного ландшафта этих поселений были флора и фауна: ухоженные клумбы, сады, искусственные пруды и озера. Писатели любили так называемое «ритуальное кормление кошек и собак» под їдельнею, с тем рождались уже свои отдельные традиции и появлялись истории. Например, стоило назвать кому-то собаку Пальму, так другие писатели подхватывали эту кличку и всех четвероногих именовали уже Пальмами.

 

Имели свои особенности и названия аллеи. Например, на «тропе гения» жили самые известные, классики, на «аллее молодых дарований» жили те, кто недавно пришел в литературу, была и аллея «100-метровка», а также «променады», которыми любили прогуливались жены и дети. Но каждый из таких домов имел и свою «изюминку». В частности, Ирпенский дом творчества отличала сиреневая аллея, сочетание тишины с шумом железной дороги и нервотрепки через запахи из работающей неподалеку от мебельной фабрики, что сближало писательскую элиту и создавал тему для обсуждений.

 

Марина Гримич выделила концептуальные составляющие домов творчества: изолированность от соседних населенных пунктов, численность от 50 до 500 жителей, сезонность проживания, наличие корпусов коттеджного типа, гендерная и возрастная ориентация (поскольку в основном там находились мужчины старшего возраста, так называемая «советская богема», часто без жен и детей). Все это привело к формированию отдельной философии, которая также проявлялась в существовании некоторых, казалось бы совершенно противоположных явлений, которые между собой очень хорошо сочетались. Это с одной стороны изолированность, но с другой – постоянное общение в узком кругу; с одной стороны тишина и природа, с другой – шум железной дороги, запахи фабрики и постоянное напоминание о индустриализованное мир. С одной стороны – труд, написание лучших литературных произведений, с другой – отдых. С одной – серьезность, с другой – постоянные шутки, шалости и развлечения, а также трагедия – смех, интеллект – сплетни, праздник отдыха и обыденность. Это все очень красиво поднувалось в целостную картину мира замкнутой среды.

 

Опять же, вся эта философия вырастала не только из продиктованной советской властью действительности, она создавалась самими писателями. В этих домах рождались не только лучшие произведения украинской литературы, а и создавались шутки, новый профессиональный фольклор.

 

Дома творчества писателей – это не только феномен, это текст, который должен быть прочитанным. Это интересная неисследованная тема для историков литературы, историков повседневности, этнологов и фольклористов. Это направление для музеефикации того времени и того особого жизни. Только дело в том, что возможно скоро не будет с чего читать. Реалии показывают, что общество не нуждается и музеефикации. Напомним, что в ночь с 20 на 21 июля 2015-го года в Ирпене разрушили дом Максима Рыльского. Сегодня на его месте уже работает супермаркет «АТБ». Марина Гримич в конце оставила открытым вопрос: «будет Ли Дом творчества писателей историко-культурным заповедником?». «Конечно же, должно быть» — кажется логичной риторическая ответ на него. Однако, никто не знает, кому и когда захочется там построить еще один маркет или спортзал.

Источник

Добавить комментарий