Непревзойденному Городецкому — 150!

Неперевершеному Городецькому — 150!

Неперевершеному Городецькому — 150!

Автор: ДМИТРИЙ МАЛАКОВ

Волею судьбы и исторических реалий, творчество Владислава Городецкого — одного из самых известных и популярных киевских архитекторов прошлого — принадлежит Украине, Польши и Ирана. Каждая из этих стран может гордиться архитектурным наследием, которое он оставил. А мы в очередной раз вспоминаем его, на этот раз — по случаю 150-летия от дня рождения.

Лешек Дезидерий Владислав Городецкий (таково было его полное имя) родился 23 мая (по новому стилю — 4 июня) 1863 года в селе Шолудьки на Подолье, в родовом имении Глюзинських, из дома которых происходила его мать Леопольдина. За участие представителей двух поколений Городецких в польских восстаниях 1831-м и 1863 гг. царское правительство конфисковало их подольский имение Жабокрич. Наверное, поэтому будущий архитектор унаследовал от деда и отца свободолюбивую и независимую натуру истинного поляка-патриота, а живописные берега Южного Буга с детства привили любовь к удивительной красоты природы, растительного и животного мира. Так же с юных лет будущий зодчий привыкал видеть классическую дворцовую архитектуру подольских имений, а затем — образцы европейской архитектуры в Одессе, где учился в реальном училище св. Павла. Способности в рисовании, замечены и развиты педагогами, проложили путь к Академии художеств в Петербурге. Еще до окончания курса наук Городецкий начал проектировать и строить гимназии и училища в Умани и Черкассах. Дома эти сохранились.

 

С аттестатом классного художника III степени и правом строить сооружения Городецкий в конце 1890 года приехал в Киев. Здесь прошли следующие лучшие тридцать лет жизни и творчества этой яркой, весьма благородной личности. Всесторонне одаренный, Владислав Городецкий имел талант не только к искусству и архитектуре, но и к активному предпринимательства и… стрелкового спорта. Поэтому одной из первых работ в Киеве стали сажковий павильон и тир Киевского отдела Императорского общества правильной, то есть по правилам, охота, спроектированные Городецким бесплатно и построены под авторским надзором на пустыре возле Лукьяновского кладбища. Уместно напомнить, что к числу охотников и тогда принадлежали состоятельные и влиятельные лица, а это имело определенное значение для карьеры архитектора начинающего. Одной из ранних его работ в Киеве оказалась семейная усыпальница баронов Штейнгейль на аристократическом кладбище Аскольдова могила. Видимо, неслучайно, потому что один из этих баронов был также заядлым охотником.

Потом Городецкий имел ряд самых разнообразных заказов от супруги состоятельных российских землевладельцев Балашових — в их имениях на Подолье и Киевщине: сахарный завод и дом управляющего в Шпикове, часовня и образцовый холодильник в Рахнах-Лесных, больница и конюшни в Мошнах, спиртзавод в Байбузах, шлюзы на реке Ольшаной, две гимназии и церковь в Черкассах.

1894 года не менее важным для популярности Городецкого оказалась участие в проектировании киевских городских канализационных сетей — весьма прогрессивной технической новации той эпохи. Затем он проектирует и строит корпуса Южнорусского машиностроительного завода на улице Жилянской, 107. Не отказывался и от мелких проектов. Напомним: архитекторы, так же как и инженеры, врачи, адвокаты, художники, считались лицами свободной профессии, поэтому на пропитание и содержание семьи и дома должны были зарабатывать частной практикой. Итак, широкий круг знакомств был определенным залогом процветания и благосостояния.

 

1897 года на склонах Черепановой горы открылась Киевская сельскохозяйственная и промышленная выставка. Ее украшением стали оригинальные павильоны графов Юзефа и Константина Потоцких, построенные Городецким, соответственно — в «охотничьем» и неоренессансном стиле (на том месте теперь НСК «Олимпийский»).

Одновременно Городецкий принял участие в крупном градостроительном проекте — план бывшей усадьбы профессора медицины Ф. Меринга. Она занимала в центре города пространство между Крещатиком, улицами Институтской, Банковой и Лютеранской. По проекту Городецкого на этой территории создано четыре новые улицы: Николаевская (ныне — Архитектора Городецкого), Ольгинская, Меринговская (ныне Заньковецкой), Новый переулок (ныне Станиславского) и Николаевская (Франко) площадь. Там по проектам Городецкого построен на Николаевской, 13, мебельную фабрику. Кимаера с фешенебельным салоном-магазином (ныне — Министерство юстиции Украины) и комісіонерство «Работник» (ныне — соседний жилой дом № 11). К тому же времени относятся роскошный доходный дом Л. Бендерского на Большой Васильковской, 25 и цементный завод «Фор» на Кирилловской, 102. Следовательно Городецкого пришла заслуженная слава талантливого, деятельного, известного архитектора, личности интересной и незаурядной.

Неперевершеному Городецькому — 150!

Когда Киевское общество древностей и искусств принялось строить заветный Городской музей (ныне — Национальный художественный музей Украины по улице Михаила Грушевского, 6), до окончательной разработки проекта и надзора за строительными работами пригласили именно Городецкого. На чертежах, сохранившихся, стоит его автограф: «Проектировал архитектор Городецкий по эскизу архитектора Бойцова. Февраль 1898 года». Всеми делами по сооружению музея занимался известный киевский сахаропромышленник и меценат Богдан Ханенко, а подряд на строительные работы достался также известному киевскому подрядчику Льву Гинзбургу, с кем Городецкий сотрудничал на всех последующих объектах, так же как с горным инженером, специалистом из бетонных набивных свай Антоном Страусом и итальянским скульптором Элиа Сала.

Особо стоит упомянуть Е. Сала, который обогатил киевскую архитектуру скульптурными украшениями из цемента. Последний производили из местного сырья на упомянутом цементном заводе «Фор», одним из владельцев которого был тот же Городецкий. Итак, все скульптурные украшения фасадов Музея — знаменитых львов вдоль парадной лестницы, аллегорию торжества Искусств в тимпане фронтона др — выполнил Е. Сала.

Неперевершеному Городецькому — 150!

 

Одновременно по проекту и под наблюдением Городецкого на Ярославовом Валу, 7, было построено уникальное не только для Киева караимскую кенассу — в экзотическом мавританском стиле. Вместе с Сала зодчий демонстрировал и знание исторических архитектурных стилей, и изысканный художественный вкус стилізатора-эстета.

На обеих стройках еще продолжались работы, когда 1899 года состоялось торжественное заложение и освящение первого камня в фундаменте нового киевского римо-католического костела св. Николая на улице Большой Васильковской, 75. Городецкий тщательно обработал и существенно усовершенствовал конкурсный проект костела, выполненный студентом Института гражданских инженеров Станиславом Воловським, придав фасадам и интерьерам более рафинированных форм готики. Средства на строительство костела собрала польская община Киева, но за неимением средств и за сложные гидрогеологические условия участка строительство храма продолжалось десять лет, и храм был освящен в 1909 году…

Неперевершеному Городецькому — 150!

А вершиной творчества Владислава Городецкого, без преувеличения, самой оригинальной постройкой в городе по сто лет — справедливо можно считать его собственный доходный дом по улице Банковой, 10. Ровно сто лет назад — в мае 1903-го — счастливый автор отметил в нем свое сорокалетие. Здесь соединилось все, свойственное натуре, таланту, характеру и возможностям этого зодчего: бережное и экономное использование средств за счет дешевой, почти непригодной для застройки участка земли на склоне и широкое кредитование работ, смелые инженерные решения и подражания черты новейшего стиля модерн, оригинальность форм сооружения, раскрытой окнами на все четыре стороны, богатство скульптурных украшений и изысканный декор интерьеров. Ведь тогда, во время первой киевской «строительной лихорадки», которая разгорелась в конце XIX века., трудно было кого-то удивить фасадом, насыщенным элементами исторических стилей — на этом достаточно хорошо понимали архитекторы, гражданские инженеры, подрядчики и, в конце концов, заказчики. А вот устроить на фасаде артистично скомпонованный «зоопарк» пожелал и сумел только Городецкий.

Неперевершеному Городецькому — 150!

Здесь можно увидеть головы слонов, косуль и носорогов, поединок орла с пантерой и ящуром, питона и крокодильчика, модных девушек и сказочных рыб, огромное кувшинки и гигантских лягушек (не из семейного Жабокрича?). Оригинальный дом-мечта, такой себе охотничий замок, оказался своеобразным вызовом устоявшимся, заскорузлым представлениям и взглядам простого киевского обывателя. Ведь в этой постройке все возбуждало воображение: экзотические, далеко не всем и до сих пор понятны «декадентские» аллегории и лепные украшения, реальные и сказочные образы растительного и животного мира, роскошные апартаменты с росписями и уникальными каминами и печами, изготовленными по эскизам скульптора Евы Куликовской на киевском заводе керамики Иосафата Анджейовського. А еще — скрытые в глубоких подвале и по подпорным стеной ледники (холодильников еще не было), дровенники (отопление и приготовление пищи — дровами, газа еще тоже не было), амбары, конюшни для лошадей, экипажное, кучерские и даже коровники (детям — парное молоко!) — комплектно для каждой из четырех лучших верхних квартир. Напомним: за рельефом участка дом смотрит на улицу Банковую тремя этажами, а во двор — шестью. Этот непревзойденный киевский шедевр синтеза искусств, увы, очень заметно испорчено неумелой «реставрацией» — с сплошь серыми фасадами. Особенно жаль, что не такой получился питон на углу и не восстановили на том же углу дома букву «Н» — первую в фамилии на польском языке: Ноrоdесkі. И все равно, уже сто десять лет дом продолжает не только удивлять киевлян и приезжих, но и дает пищу для всевозможных легенд и домыслов. Ведь интеллектуал, оригинальная личность, а именно таким был Владислав Городецкий, всегда раздражает посполитое окружение своей вищістю над толпой. Чего только не услышите: и про красавицу-дочку, которая якобы утонула, и о каком-то пари, о рекламе цемента собственного производства, о прогулках Городецкого улицам города в сопровождении экзотических животных, про обезьянку или попугая на плече, о первый в Киеве автомобиль, о полетах на первых аэропланах и всякие другие небылицы… Конечно, ничего этого не было! Но, по представлениям киевского мещанства, должно быть. Во все эти выдумки свято верят и сейчас, ибо то, в конечном итоге, и является городской фольклор.

Неперевершеному Городецькому — 150!

Это касается, в частности, многих мавзолеев, которые сохранились на киевских кладбищах и кладбищах. Часть из них действительно относится к наработке Городецкого, остальные — вероятно. На лютеранском участке Старого Байкового кладбища до недавнего времени височив готический шпиль мавзолея семьи Витте. На Новом Байковом кладбище сохранился мавзолей Тишевичів — в мавританском стиле и загадочный мавзолей в стиле модерн. На кладбище Выдубицкого Михайловского монастыря стоит мавзолей инженера Николая Лелявського в классическом стиле, а на кладбище церкви св. Серафима Саровского в Пуще-Водице — мавзолей Козакевичів — тоже в мавританском стиле. Сохранился также оригинальный мавзолей-часовня в романском стиле, построенный Городецким 1904 года в селе Печера на Подолье для семьи графа Константина Потоцкого.

Кроме досконального знания истории искусства и архитектурных стилей, Городецкому добавляли славы и страстное увлечение стрелковым спортом и охотой. Не довольствуясь вполне доступными охотничьими вылазками на Киевщине, он совершил в 1895-1910 гг. ряд далеких путешествий — в азербайджанской Ленкорани, Закаспійського края, Туркестана, Афганистана, Алтая, Семиречья и Западной Сибири, а зимой 1911-1912 гг. — знаменитое, доступное немногим сафари в Африке. Стоит отметить, что незадолго перед тем широкую огласку получили аналогичные путешествия таких известных личностей, как президент США Теодор Рузвельт и волынский магнат граф Юзеф Потоцкий. Поэтому наш киевский архитектор стал в один ряд с такими прославленными охотниками. На память об этой незабываемой путешествие он выдал роскошную, украшенную собственными рисунками и фотографиями книгу «В Джунглях Африки. Дневник охотника», которая в 1914 году увидела свет в Польской типографии в Киеве. Трофеи от всех многочисленных его охотничьих путешествий украшали не только собственно помещение на Банковой, но и интерьеры музея охоты на Крещатике, одним из основателей и щедрых дарителей которого был Городецкий. Имел славу и как стрелок мирового класса на разных международных соревнованиях в Западной Европе. Привозил оттуда немалые денежные премии и призовые ружья. Мог, к примеру, чтобы развлечь публику, попасть в донышко или горлышко подброшенной вверх кругом бутылки — когда закажут! Пользовался непререкаемым авторитетом как знаток стрелкового оружия и охотничьих собак, всегда входил в состав различных жюри. А еще считался не менее авторитетным членом «комиссии по вопросам красоты города» при Киевской думе, был членом жюри международного конкурса на проект памятника Тарасу Шевченко в Киеве — вот какими были его заслуги.

Владислав Городецкий был женат на дочери известного киевского предпринимателя немецкого происхождения Корнелией Марр (1871-1962). Имел также успех и как дизайнер одежды и ювелирных украшений для собственной жены. Они имели двух детей, дочь звали Елена.

Революционные события 1917-1921 гг. заставили Городецкого оставить Киев и эмигрировать в независимой Польше. Там он работал в Министерстве общественных работ, разработал проект балтийского курорта Хель, занимался реставрацией старинного дворца Вишневецких в Вишневце Тернопольской области. В 1924-1928 гг. возглавил проектное бюро, созданное для развития коммунального хозяйства нескольких польских городов на средства от инвестиций, предоставленных американской фирмой Непгу Ulen & Co. По проектам Городецкого были построены торговые ряды и водопроводные сооружения в городе Пьотркув-Трыбунальски, казино в Отвоцьку, крытый бассейн в Згирже. Все это сохранилось и исправно служит новым поколениям.

Достойно поцінувавши художественные и организаторские способности художника-архитектора, эта американская компания 1928 г. пригласила его в Иран — на должность главного архитектора «Синдиката по сооружению Персидских железных дорог». По проектам Городецкого построено в Тегеране железнодорожный вокзал, который действует и до сих пор. На досуге зодчий еще совершил охотничье путешествие к иранскому Мазендарану — южного побережья Каспийского моря. Но 3 января 1930 года от сердечного приступа Лешек Дезидерий Владислав Городецкий отошел в вечность. Похоронен в Тегеране.

Творчество, а особенно жизни знаменитого архитектора. Городецкого с советских времен не исследовались и не популяризировались. «Виной» зодчего считался факт эмиграции к «панской» Польши.

Лишь двадцать лет назад, по случаю 130-летия со дня рождения художника, киевляне имели возможность публично почтить его память. Тогда первый этаж на Банковой, 10, был доступен для публики, хотя остальные дома все еще занимала недавняя ГК-овська поликлиника № 1. Итак 4 июня 1993 года в бывшей квартире Городецкого научные сотрудники Музея истории Киева установили портрет Зодчего, обрамляли его изображениями лучших произведений архитектора и украсили живыми цветами в национальных цветах: сине-желтые ирисы-ирисы символизировали Украину, где родился и провел большую часть жизни юбиляр, а белые и красные пионы — Польшу, верным сыном которой он был всегда. В акции приняли участие представители киевской интеллигенции, а также дипломаты посольств Республики и Исламской Республики Иран.

С тех пор для нас началось возвращение из забвения Владислава Городецкого и его творчества. Теперь это называется «раскруткой», и можно вспомнить сделанное. По просьбе Музея истории Киева сотрудники Посольства Украины в Иране того же 1993 года разыскали и привели в порядок место захоронения Городецкого на тегеранском римско-католическом кладбище Долаб. Там на сером камне высечена его родном польском языке:

S. † P.
WLADYSLAW LESZEK
HORODECKI
PROFESOR ARCHITEKTURY
UR. 23 MAJA 1863 ZMARL 3 STYCZNIA 1930
NIECH MU OBCA ZIEMIA
BEDZIE LEKKA

То есть: «Светлой памяти Владислав Лешек Городецкий, профессор архитектуры. Родился 23 мая 1863 г. — умер 3 января 1930 г. Пусть ему чужая земля будет легкой».

1996 года отличная улица в центре Киева, которую сто лет перед тем он розплановував, творил на ней, жил здесь — получила новое название: улица Архитектора Городецкого.

Популярности наследии Зодчего способствовали вечера памяти, многочисленные публикации в периодике, особенно — телевизионные фильмы, авторами которых были Валентин Соколовский (1993 года — впервые), Алла Волошина, Владимир Хмельницкий, Галина Крюкова, Иванна Чередниченко, Тамара Якименко, Татьяна Куликовская, Александр Визгин, Веслав Романовский (Польское телевидение).

Еще в 1999 году в серии «Библиотека Музея истории города Киева» издательство «Кий» выпустило в свет монографию автора этих строк под названием «Архитектор Городецкий. Архивные разведки». Осуществлению издания поспособствовали украинские благотворители и Польский институт в Киеве. Того же года Государственная научная архитектурно-строительная библиотека им. В. Заболотного обработала и издала библиографический указатель «Владислав Городецкий».

В 2004 году завершилось обновление дома на Банковой, 10 (осмотреть его внутри теперь можно на экскурсиях, которые проводит Музей истории Киева), а в Пассаже на Крещатике, 15, торжественно открыт бронзовую скульптуру В. Городецкого (авторы В. Багаліка и В. Крыса). Установлен памятник земляку и в городе Немирове Винницкой области (автор Я. Куленко), разработан туристический маршрут по местам, связанным с жизнью и творчеством Городецкого на Винниччине.

В мае 2005-го, по случаю 75-й годовщины смерти Зодчего, в Тегеране почтили его память международной научной конференцией, возложением цветов и зажжением свечей на могиле Городецкого. В мероприятиях приняли участие иранские историки, дипломаты Посольств Украины и Республики Польша в Исламской Республике Иран, а также последний из родственников Зодчего — Ярослав Городецкий (ныне, увы, уже покойный) и автор этих строк.

К популяризации произведений Городецкого активно присоединилось также киевское издательство «Грани-Т»: 2008 г. вышел роскошный фотоальбом «Городецкий. Вызов строителя», а в 2011 г. — путеводитель «Тринадцать киевских встреч с Городецким».

К 150-летию со дня рождения Зодчего издательство «Кий» подготовило второе, исправленное и почти вдвое расширенное издание «Архитектор Городецкий. Архивные разведки».

Знают и чтят наследие Зодчего и в Республике Польша.

Память о Владислава Городецкого — одного из самых интересных архитекторов ХХ века. — живая…

Дмитрий МАЛАКОВ

Источник: газета «ДЕНЬ», №83 (2013)

 

 

Источник