Нужен ли нам музей?

Чи потрібен нам музей?

В январе этого года администрация Музея Виктории и Альберта в Лондоне (The Victoria and Albert Museum, V&A) — самого первого и ныне крупнейшего музея декоративно-прикладного искусства в мире — объявила, что отныне все наняты в будущем работники больше не будут получать права на пенсию, а их доступ к декретных и больничных выплат будет существенно затруднен. То есть работники музея фактически будут фрилансерами без всякого социального обеспечения. Отныне на всех — от галерейных ассистентов до кураторов — ожидает трудоустройства не напрямую, а при посредничестве торгового предприятия с одноименным названием (V&A Enterprises Ltd). Такая приватизация окольным путем, которую музей представляет как мера для сбережения средств в условиях все меньшего финансирования со стороны государства, также перекрывает новым работникам возможность вступать в профсоюзы и проводить коллективные переговоры в случае нарушения их трудовых прав. Такие планы музея получили широкую огласку и привели к громкой протестной кампании в стране.

В Украине же в конце декабря Верховная Рада приняла закон №3628 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно стабилизации финансового состояния государства и совершенствования отдельных положений социальной политики)». В этом законе, среди прочего, речь идет о сокращении количества работников бюджетных учреждений на 10%, а самым государственным и коммунальным учреждениям культуры, к которым относятся и музеи, рекомендуют «расширить перечень платных услуг», которые они могли бы предоставлять. Вынужденное перевода на «частичную самоокупаемость», а также формулировки вроде «построение новой модели предоставления услуг музеями» ставят будущее украинских музеев — и прежде всего музеев в регионах и небольших городах — под большое сомнение. Учитывая экономическую ситуацию, сложившуюся в стране, сможет ли рядовой посетитель украинского музея заплатить за входной билет вдвое или втрое больше, позволить себе предлагаемую «оплату за фотосъемку в музее» существенно увеличить доход последнего, покупая «сувенирную продукцию»? В условиях, когда посещение учреждений культуры для многих граждан до сих пор является если не роскошью, то уж точно не рядовым событием, а оплата труда музейных работников оставляет желать лучшего, вместо того, чтобы увеличить государственную поддержку, чиновники в этом законе предлагают музеям «расширить источники финансирования» «путем стимулирования внебюджетного финансирования культуры». Если подобные предложения будут звучать все чаще и настойчивее, а бюджетное финансирование учреждений культуры урізатиметься и дальше, не превратится ли однажды большая доля локальных музеев на хранилища, а их работники — на безработных или низкооплачиваемых рабочих, которые проводят большинство рабочего времени в поисках спонсоров и опекунов от бизнеса?

Такая ситуация представляется перспективой далекого будущего, но, для примера, в Боснии и Герцеговине постепенное, но постоянное сокращение государственного финансирования не только осложнило и без того непростые условия деятельности музеев в небольших городах: в октябре 2012 года ситуация в области культуры в этой стране зашла значительно дальше, и из-за нехватки средств[1] старейший музей Боснии — Национальный музей (Zemaljski Muzej Bosne i Hercegovine), расположенный в Сараево, был вынужден закрыться для посетителей после того, как его сотрудники в течение года не получали зарплаты, а музей отключили от электроснабжения. В таком «замороженном состоянии» музей, в котором собраны важнейшие экспонаты археологии, естественной истории и этнологии страны, просуществовал более трех лет — в большой степени благодаря персоналу, 65 представителей которого отказались покидать музей и работали дальше на энтузиазме, добровольно и безвозмездно охраняя коллекцию. Заново Национальный музей открыл свои двери лишь в 2015 году, не без поддержки международных доноров.
_______
Сегодня во многих странах музеи переживают схожие тенденции: переосмысление собственных ценностей, изменение архитектурного облика, внедрения характерных для прибыльных компаний стратегий, использование новых способов взаимодействия с публикой. Однако то, что больше всего вызывает дискуссии среди музейных работников и публики — это постепенное уменьшение финансовой поддержки музеев со стороны государства.

Для некоторых учреждений такой нехватки средств на содержание коллекций и проведения публичных программ становится поводом для закрытия. В Украине подавляющее большинство музеев зависят от государственного финансирования, и для того, чтобы полностью перейти на самообеспечение, они не имеют ни ресурсов, ни навыков поиска спонсоров. Не может количество музеев, закрытых за последние годы, например, в такой экономически развитой стране как Великобритания, вызвать вопросы среди украинской аудитории? Ведь такая ситуация возможна (и начинает возникать) и в наших условиях. Последние музейные новости в Британии пестрят фактами о закрытии музеев или введения платы за вход в них (некоторые музеи до недавнего времени имели бесплатный вход для всех), а также о кризисе в музейной сфере.

Возможно, небольшой очерк о ситуации в Британии подведет нас к мысли: насколько вообще необходимы музее обществу, если государство рассматривает их как возможность сэкономить в бюджете?

Осенью 2015 года Ассоциация музеев Великобритании провела исследования относительно уменьшения государственных субсидий на музее и его последствия для музейной сферы. В опросе приняли участие 115 музеев, 8% которых утверждали, что с этого года посетители уже должны платить за вход, а 12% — что планируют вскоре ввести плату за посещение. Представитель местного музея в графстве Йоркшир рассказывает: «До 2017 года запланировано сокращение в бюджете на 52%. В целом с 2010 до 2017 года бюджет нашего музея сократится на 69%. Скорее всего, мы можем потерять музейные здания, а также необходимо будет уменьшить расходы на хранение коллекций».

В целом государственное финансирование уменьшилось на 2%, и одна пятая музеев-респондентов уже закрыли один из филиалов или планируют это сделать в следующем году. Значительное количество британских музеев предлагают бесплатный доступ к своим коллекциям и ряда мероприятий, чтобы сделать возможным посещение более широких слоев населения. К сожалению, эта ситуация кардинально меняется. Местное управление снизило затраты на 25-30% с 2010 года; кроме этого, запланировано сокращение еще на 7% — с 2016 до 2020 года. Для крупных музеев в Лондоне, особенно привлекательных для туристов, это означает определенные ограничения в создании публичных образовательных программ и больше сосредоточения усилий на поиске спонсоров и поддержке фондов. При этом для региональных учреждений это станет поводом не только ввести плату за вход, но и начать продажу предметов из коллекций.

Историк искусства Бендор Гросвенор говорит: «Особенно волнует то, что, несмотря на результаты работы региональных музеев, их сотрудники останутся без вознаграждения через местную администрацию, которая ищет легких способов сократить бюджет».

Согласно исследованию, 45% музеев увеличили количество неоплачиваемых работников за последний год. Большинство музеев поддерживают взаимодействие с посетителями и улучшают опыт их пребывания в музее именно благодаря волонтерам. Весьма показательной является нынешняя ситуация с работниками в лондонском Музее Виктории и Альберта. Представители музейного сообщества начали собирать подписи под петицией относительно нововведений, которыми музей может ограничить права рабочих. В соответствии с ними, с будущими сотрудниками с 2016 года будет заключать контракт не сам музей, а торговое предприятие под названием музея (V&A Enterprises Ltd).

Новые работники не будут иметь доступа к пенсионной схемы и компенсаций, им не будут оплачивать декретный отпуск и больничные. Это является прямым следствием попытки решить финансовую проблему через сокращение расходов государственного бюджета на музей. При этом, как утверждают представители музея, на сотрудников, которые работают сейчас, эти изменения никак не повлияют. Могут ли такие финансовые ограничения повлиять на превращение музея в частное учреждение? Сможет ли тогда музей сам выбирать, как работать с публикой, и вообще сможет создавать доступные программы независимо от их коммерческой ценности?

Другое следствие, требующий внимания, — это влияние на местные сообщества, с которыми тесно взаимодействует музей. Региональные учреждения имеют возможность разрабатывать программы в соответствии с потребностями и интересами местного населения. Также через относительную самостоятельность они более склонны к экспериментам в презентации своих коллекций и привлечении публики к участию в музейных программах. Хотя это есть и на повестке дня крупных музеев, таких как Национальная галерея (National Gallery) и Британский музей (British Museum), такие туристические гиганты имеют большую аудиторию и значительную ответственность как перед местной администрацией, так и перед многочисленными фондами, которые поддерживают их функционирование.

Шэрон Хилл, директор Ассоциации музеев, выразила свою обеспокоенность состоянием региональных музеев за новую политику финансирования:

Музеи, работающие с местным населением, действительно имеют положительное влияние на публичную сферу, поэтому есть опасность того, что такое социальное взаимодействие, созданная благодаря музеям, может исчезнуть по всей стране, если сокращения будут продолжаться.

Важно, что до недавнего времени инвестиции в развитие музеев по всей Великобритании обеспечили выход этих учреждений на совсем другой уровень качества: возросло посещение, активизировалась работа с людьми, которых обычно невозможно увидеть среди постоянной музейной аудитории через экономические, культурные или социальные причины, были внедрены инновационные способы коммуникации с публикой (мультимедийные устройства, залы с компьютерами для активного привлечения людей). Что наиболее беспокоит музейщиков и посетителей, то это опасность исчезновения таких наработок и достижений. Если Великобритания остается примером для многих стран по качеству и количеству исследований в области новых музейных практик и воплощении культурных инициатив, то к чему может привести урезание основы, благодаря которой это многообразие идей существует? Стефан Дойчер, председатель Art Fund[2], высказал свое мнение об этой ситуации:

Особенно иронично то, что музеи сейчас лучше, чем когда-либо ранее, они лучше представлены, лучше работают и в лучшем состоянии. Мы сейчас в точке, когда должны пожинать все выгоды инвестиций — и именно сейчас финансирование сокращают тревожными темпами.

Нынешние изменения — это преобразования выставок и образовательных программ на «товар» для тех, кто в состоянии его «купить», дальнейшее совершенствование музеев на пользу обществу? На этот вопрос ответа пока нет.

Хотя в Великобритании экономическая, социальная и культурная ситуация отличается от украинских реалий, такие новости могут стать поводом для дискуссии. Должно ли государство ограничивать поддержку музеев? Могут ли музеи существовать за счет собственных средств так, чтобы это не влияло на качество их деятельности? Является ли эта организация необходима для общества? Или нам нужны музеи? Самое время начать поиск ответов.

:

[1] Проблемы с финансированием связаны с неурегулированностью и фактически отсутствием попечения культурой как таковой и ее финансирование на государственном уровне, а также неурегулированностью правового статуса Национального музея, в частности, после окончания боснийской войны (1992-1995). Из-за этого музея финансировали частично из федерального и местного (города Сараево) бюджетов, а также помощь оказывали Министерство гражданских дел и фонд ЮНЕСКО. В 2011 году внутреннее финансирование было фактически прекращено.

[2] Art Fund — национальный благотворительный фонд для искусства в Великобритании.

Источник

Добавить комментарий