О культуре и политике

Про культуру і політику

Перефразируя древнюю украинскую присказку: когда стар(ш)и люди пишут, то и я с ними. На этот раз речь пойдет о недавно презентованы .

Начать стоило бы с определений, чтобы не разминуться в понимании темы дискуссии, но с определением культуры как раз проблема. Проблема в том, что определений культуры очень много и все они слишком широкие, чтобы можно было бы убедиться, что мы все говорим про одно и тоже.

В частности, Википедия дает следующие определения Культуры:
(лат. Culture — «возделывание», «обрабатывать») — совокупность материальных и духовных ценностей, созданных человечеством в течение его истории; исторически приобретенный набор правил внутри социума для его сохранения и гармонизации. Понятие культура объединяет в себе науку (включительно с технологией) и образование, искусство (литературу и другие области), мораль, уклад жизни и мировоззрение. Культура изучается комплексом гуманитарных наук, в первую очередь культурологией, этнографией, культурной антропологией, социологией, психологией, историей.

Там же замечено, что почти две сотни определений. Еще несколько определений содержат и другие источники.

Сложность и широта самого понятия еще и в том, что в нем намешано все в кучу: объекты, субъекты, ценности, действия и их последствия, то есть это одновременно и поведение общества, и ценности, и произведения, и достижения, и способ влияния на общество, то есть, и причины, и последствия.

Кроме того, в определениях Культуры очень вскользь указано ее (культуры) цель, «сохранение и гармонизация социума» — как-то уж слишком водисто. Другими словами, определение Культуры достаточно подробно описывают ЧТО и КАК, в то время как ПОЧЕМУ оставляют без ответа. А для нас ПОЧЕМУ — это ключевая штука!

Такая размытость и широта понятия не дает возможности говорить точно, поэтому попробуем посмотреть на все это с такой точки зрения, которая, на мой субъективный взгляд, может быть целесообразной, а именно попробуем сначала разложить все на отдельные элементы, пусть на такие:

  • Действующие лица (люди или организации)
  • Средства (материальные, финансовые и иные ресурсы и инструменты, которые могут быть необходимы для выполнения действий действующими лицами)
  • Действия (акт творчества, мониторинг, проверки, санкции, то есть все действия, которые могут выполнять действующие лица)
  • Объекты-Произведения (весь спектр результатов творческого труда действующих лиц, от живописи и скульптур до музыкальных произведений и спектаклей)
  • Заметьте, что каждый элемент имеет свои единицы измерения и свойства (действия не могут быть средствами, а лица не могут быть произведениями) – все это нам необходимо для того, чтобы попытаться построить представление о культуре как систему, которая состоит из множества элементов, которые, взаимодействуя друг с другом, имеют определенное поведение, а затем все вместе предоставляется до более структурированного анализа.

    Кроме того, чтобы усовершенствовать существующую систему, или построить новую, нужно представлять как это можно сделать, потому что воплотить в жизнь можно только то, что физически можно как-то сделать. Я к тому, что сколько бы мы не хотели, не мечтали и не планировали, а средства (сами, без действий и лиц, которые должны выполнять те действия) не создадут произведения итд. Другими словами, такая классификация — это залог того, что рассуждая о высоком (о культуре и ее развитие), мы будем стоять на земле, а не будем летать… Это как проверка единицами измерения в физике.

    Понятно, что есть еще цели и результаты и причины и последствия. Цели – это планируемая или ожидаемое поведение, результаты и последствия – это фактическое поведение (достижение или недостижение), причины – это комплексное взаимодействие всех элементов в системе. Все, что имеет значение (или влияние), мы вносим в систему, все, что есть в мире физическом, но влияния на поведение нашей системы не имеет — оставляем за пределами системы.

    Кому интересно, то общая методология такого подхода к анализу систем – очень похожа на Системную Динамику (system dynamics — это такая отрасль кибернетики, знакомство с которой оставляю читателям). Замечу заранее, что этот текст не имеет намерения построить модель системы (как этого требует системная динамика), мы лишь воспользуемся таким способом видение систем для анализа предложений изложенных в «Долгосрочной стратегии развития культуры в Украине до 2025 года».

    Ключевая вещь для определения границ системы – это формулировка проблемы, которую мы хотим решить. В нашем случае, можно слукавить и определить проблему как: «недостаточное развитие или недостаточное достижения культурой своей цели». Беда лишь в том, что, как мы уже говорили, цель культуры слишком размыта, но попробуем вчути ее в первоисточнике (лат.Culture — «возделывание», «обрабатывать»): по аналогии с сельским хозяйством, цель обработки – выращивание определенных плодов, каких именно – тех, которые мы посеяли. А какие нам следует сеять – зависит от того, что мы хотим вырастить. Опять заколдованный круг. Опять приходим к фундаментальному вопрос ПОЧЕМУ, для чего мы все это делаем (и в конце концов, для чего мы живем)? Очевидно, что ценности – это то, что мы культивируем, или хотим вырастить в обществе, остается вопрос, какие именно ценности мы хотим культивировать?

    Возвращаясь к нашей системе, можно предположить, что из системного точки зрения культура — это замкнутая система, в которой определенные лица используя определенные средства и определенным образом действуют — создают определенные произведения, которые в свою очередь могут определенным образом влиять (действовать) на общество (человек) и изменять его поведение (их действия), и далее по кругу. В сухом остатке – это способ воздействия на общество с помощью определенных произведений (или ценностей через произведения).

    По такой логике, имеем две отчетливые части: то, что влияет — субъект, и то, на что влияют — объект. С одной стороны — культура (как множество лиц и произведений, которые могут влиять), с другой — общество (как объект, на который все те лица и произведения влияют), другими словами: создатели (те, что создают) и потребители (те, что потребляют определенные культурные продукты). Учитывая круговую зависимость, одновременно можно быть и в роли творца, и в роли потребителя, но действия, что их делают одни и другие, будут разными.

    Итак, для концептуализации системы предположим, что то, что мы назвали культурой – это акт создания авторами произведений (то есть, в широком понимании, «эстетических достижений общества»), которые у них получаются очень разными: есть там и шедевры высокого искусства (то, что впоследствии станет золотым фондом человечества), есть и неприхотливые творения (которые предоставляются массовом употреблении без предварительного разжевывания), а есть и совсем никчемные (нормальной дистрибуции никто не отменял) — такое разделение является очень наивным и субъективным, недаром говорят, что о вкусах не спорят…

    Для акта творения нужны: автор (и его талант) и средства для творчества (условия, деньги, материалы, камеры-фотоаппараты, печатные машинки, студии-залы, то есть все материальные/финансовые/людские ресурсы, без которых акт творчества просто не может произойти).

    Если бы ресурсы были безграничны, то все авторы творили бы все, что позволяет создать их талант, но… В реальной жизни ресурсы очень ограничены и на всех их не хватает. Следовательно, владелец или распорядитель ресурса творчества может выбрать, «этому дам, а этому – не дам», а это уже избирательность, другими словами — «первое сито», системным языком его можно назвать точкой распределения средств для творчества. В результате действия этого «сита», часть авторов получит ресурсы, следовательно, иметь возможность творить и создаст какие-то произведения, а часть не получит и не создаст.

    Идем дальше, как только творение завершено, он начинает существовать физически (в каком-то виде, в котором его можно идентифицировать). Здесь до всего потока произведений новорожденных стоит добавить еще и те, которые были созданы ранее и те, которые были созданы иностранными авторами, и получим некий «котел», или накопленную множество произведений, готовых к употреблению.

    Попасть к потребителю, то есть к обществу, эти произведения могут только с помощью средств обнародования, или донесения произведений до общественности (СМИ, ТВ, радио, пресса, книги, выставочные площади, кинотеатры, концертные залы и тому подобное…), а это, как вы понимаете, тоже ограниченный ресурс и его владелец или распорядитель решает: «напечатаю», «этого пущу в эфир», «этому дам сцену», «а другим нет» — а это опять избирательность и наше «второе сито», системным языком – это точка распределения средств обнародования (или донесения произведений до общества). После прохождения этого «сита» останутся лишь те произведения, которые попали: в печать, на ТВ, на сцену и тому подобное, только эти произведения имеют шанс явиться перед глаза (и уши) потребителя.

    Здесь стоит заметить, что если некоторые виды творчества позволяют творить без, или практически без ресурсов, то есть как-то обойти «первое сито», то обойти «второе сито» не так просто, а порой просто невозможно… Да, Фейсбук всех делает равными, но если смотреть на его засяг, влияние и сравнить это с засягом и влиянием ТВ, радио и прессой, то здесь не о чем спорить.

    Прохождения «второго сита» еще не гарантирует, что произведение войдет в мозг к потребителю и как-то на него повлияет, потому что потребители, выбирая (там, где можно выбирать) из всего множества произведений, которые до них доносят разные каналы обнародования, тоже выбирают то, что их интересует (или то, что им кажется, что их интересует) — а это опять избирательность и наше последнее — «третье сито».

    Культура влияет на общество, но, как видим, на этом пути (от «генератора культуры» — автора к обществу) есть эти три «сита», которые дают возможность как усиливать, так и «умножать на ноль» это влияние.

    Будущее является неизвестным лишь для тех, кто не прилагает для его построения никаких усилий, а для тех, кто прилагает – будущее это успех или не успех собственных планов (что согласитесь, совсем не столь велика неизвестна). Имеем ли мы планы, мы работаем над воплощением их в жизнь, какова наша цель, кем мы себя видим в будущем, куда идем, каково наше ПОЧЕМУ как страны? Не имея ответов на эти вопросы, невозможно строить политику и стало развиваться, а может только временно что-то урывать, или выигрывать улучив момент, но в долгосрочной перспективе выигрывает тот, кто дальше видит и дальше планирует. 2025 год – не назовешь короткой перспективой, но и долгосрочной тоже, самое ценное, по моему мнению, в «стратегиях» — это попытка, и довольно сильная, начать формулировать это видение нашей цели, а это всегда было задачей для лучших и мудрейших умов страны (ну ведь какая национальная цель может быть сформулирована люмпеном и другими широкими слоями, в лучшем случае «хлеб и зрелища»). Многие из всего обозначенного в «стратегии» это часть того, что нам действительно нужно, а именно — некоторые ценности, некоторые инструменты, некоторые подходы, некоторые шаги…

    По моему мнению, не придираясь к мелочам, в «стратегиях» не хватает следующего:

    • Целостности и структурированности (проверки на единицы измерения, что является причиной, а что следствием, что на что влияет, что возможно сделать, а что нет итд)
    • Политики (нашей самой-самой высокой цели и озвучки наших главных интересов, намерения достижения наших интересов), как противоположности (или дополнение к) концепции равного доступа
    • Учет контекста, рисков и вызовов (мы живем в очень непростое время и не на отдельной планете – нас окружают не только «любі друзі», а и «уважаемые враги», и планируя собственный путь стоит просчитывать вероятные шаги всех сторон)

    В этих трех замечаний еще стоит добавить ремарку относительно системы образования, которая в «стратегиях» активно рассматривается. По моему мнению, образование (так же как и наука) – это соприкасающиеся, но отдельные огромные системы, которые следует анализировать в их полноте, ибо сами только точки соприкосновения (упомянутые в «стратегиях») это лишь фрагменты тех систем, на которые, чтобы действенно повлиять, нужно представлять систему (образования и науки) во всей полноте, поэтому в этом сообщении и в нашей системе эти переменные и их влияние учитываться не будут.

    Не буду слишком углубляться в первое замечание, ибо, как отметили сами авторы «стратегий» — это агрегированный документ, в котором не было возможности изложить все детали, хотя даже невооруженным глазом видно отсутствие структурированности (яблоки к яблокам, апельсины к апельсинам)… По большому счету – это вопрос методологии, по какой стратегии складывались, уместности именно такой методологии и ее соблюдение. По моему мнению, гораздо важнее второе замечание.

    За широкой логике «Долгосрочной стратегии» стоит только создать условия для развития культуры, как она расправит крылья, окрепнет и причастить общество своими высокими достижениями.

    Равные возможности доступа это, безусловно, стоящая идея и достойная цель, но той равенством доступа могут воспользоваться и, будьте уверены, уже пользуются не только те, кому стоит давать доступ, потому как видно на практике: «Ваш рынок уже поделили…».

    Равенство доступа (умноженная на не контролируемость) в свое время дала возможность сильнее стать олигархами и задушить всех конкурентов (вспомните 90-е, борьба шла на уничтожение и монопольное господство — пан или пропал, да и до сих пор наши олигархи неспособны работать в условиях иных, чем монопольки, чисто с рациональной точки зрения невозможно быть эффективным собственником и управляющим предприятий из совершенно разных отраслей). Системным языком это значит, что в нашей системе первые два «сита» сейчас работают на интересы тех, кто их контролирует. В финансах есть такой термин «ultimate controlling party» — это лицо или лица, которые являются конечными собственниками (конечными – через все прокладки и подставные структуры), которые осуществляют контроль, то есть принимают руководящие решения. Думаю, что мы не знаем, кто является теми конечными контролирующими сторонами в случае большинства наших сит. Требование к раскрытию конечных владельцев если и есть, то, при отсутствии мониторинга и санкций, успешно игнорируется…

    Следствием такого состояния является очень предвзятое фильтрации контента (потока произведений), который попадает в общества и влияет на него и совсем не удивительно, что от такого «культурного влияния» в обществе прорастает и царит вся та наша здеградованість, малограмотность и безответственность (или в современной, хотя бы сколько ни будь, «культурной» стране могла возникнуть «янтарная лихорадка» таких феерических масштабов, как у нас?).

    Здесь стоит дать слово беглецу из СССРу, бывшему кагебісту Юрию Бєзмєнову, который четко и ясно разжевал еще несколько десятков лет назад принципы и подходы работы его бывших работодателей. Не буду пересказывать, замечу только, что, как только читатели ознакомятся с его показаниями, у них сразу возникнет очень много аналогий с очень еще свежими событиями из нашей новейшей истории, а от себя добавлю, что способы донесения культурного продукта до общества это то же, что и инструменты пропаганды – все зависит от того, кто и как ими пользуется. Это, если хотите, так же, как молоток – может быть средством для строительства дома, а может быть орудием ограбления.

    Возвращаясь к «Стратегий», так, развитие культуры — это благородная цель, такое себе искусство ради искусства. Но, чтобы нам выжить в этом мире (со всеми текущими вызовами и воздействиями на нас), нам нужно отстаивать свои интересы и внедрять такую культурную политику, чтобы влиять культурой на общество, причем не так, как этого хотят дяди вовы, или советуют «европейские практики», а так, чтобы достичь наши цели, или хотя бы выжить (а это совсем не одно и то же, что «развитие культуры»).

    Загадаймо наше сложный вопрос – Какова цель? Для чего нам культура? Мы хотим развивать искусство ради искусства, или хотим культурой изменить общество, как именно в каком направлении? Нельзя одновременно двигаться во всех керунках, надо определить свои приоритеты и придерживаться определенных приоритетов, потому что шаги, которые не ведут нас к цели – отдаляют от нее.

    Здесь придется снова идти в древних греков за еще одним словом. Политика (упрощенно из Википедии) – «это деятельность, направленная на достижение определенных целей в определенной среде», ключевые слова в этом определении: «деятельность» и «цели». Цели – это производная от интересов, а интересы не бывают сиротами, они всегда принадлежат конкретным лицам – сторонам. В политике вакуума не бывает, если мы не отстаиваем наших интересов, то кто будет отстаивать свои. Текущее состояние нашего «второго сита» это очень ярко иллюстрирует, два года после Майдана мы до сих пор имеем такие, что неизвестно на кого работают телеканалы, газеты и журналы… Я не сторонник теории заговора (я верю, что мы в силах изменить все, что можно изменить), но будем реалистами – «второе сито» до сих пор редко когда делает то, что одобряется обществом, преимущественно мы кругом имеем засилье, в лучшем случае, попсы и кича, а то и разного рода пропаганды различных «доброжелателей», и кивать только на непрофессионализм и обычную человеческую тупость здесь не получится (хотя без них не обошлось), ибо слишком уж часто все мячи летят в наши ворота и это играет на пользу одних и тех же сторон (такие совпадения как минимум противоречат теории вероятности и нормальной дистрибуции).

    В этом контексте «Стратегии» все еще полезны, хотя бы тем, что определенным образом определяют наши приоритеты, или по крайней мере часть из них. Как уже отмечалось, определение национальных приоритетов в культурной политике – это задача для тех, кто способен с ним справиться.

    В завершение этого раздела, думаю, что достаточно интересной иллюстрацией разницы между риторикой и политикой, является труд Эрика С. Райнерта «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные остаются бедными» – в которой говорится о сравнении экономической теории и фактической экономической политики развитых стран.

    По логике нашей системы приоритеты высшего порядка (наше ПОЧЕМУ) далее разбиваются на цели или Ключевые Показатели Эффективности (КПЭ), то есть определенные критерии, согласно которым можно оценивать варианты и принимать решение, кому выделить Общий Ресурс (СР) во всех точках деления (на всех «ситах»). Это уже то место, где теория встречается с практикой. Мы уже говорили, что изменения могут быть достигнуты путем приложения усилий, следовательно, вопрос КАК выбрать из всех возможных вариантов распределения СР (а это могут быть деньги, пользования помещениями, эфирное время… и тому подобное) именно тот, который больше всего соответствует нашим требованиям, то есть, набирает наибольшие баллы по всем критериям — нашими КПЭ? Как мы уже заговорили о общий ресурс, то есть смысл обратиться к лучшим практикам распределения СР, в частности, по моему мнению, в этом контексте следует рассмотреть такие примеры:

  • Принципы управления совместным, выведены Элинор Остром
  • Совместное пользование в бизнесе (на примере Airbnb, Bla Bla Car, DriveNow, TechShop, разнообразных коворкінгів…)
  • Фондовый рынок
  • Начнем с наиболее архаичных примеров, а это то, что исследовала Е. Остром. В ее работе «Управление общим. Эволюция институтов совместного действия» исследуются достаточно небольшие (до 30 тысяч человек) группы пользователей в разных странах мира, которые имеют общую проблему – ограниченный ресурс: рыбные угодья, лес, пастбища для выпаса скота, запасы питьевой воды, вода для полива угодий, и тому подобное. Во всех исследованных случаях речь идет о определенную группу людей, на определенной ограниченной территории, в которой все имеют возможность пользоваться общим ресурсом и, соответственно, каждый стремится максимизировать собственное потребление, но такая стратегия ведет к быстрому истощению СР, следовательно, чтобы выжить и мирно договориться относительно правил разделения (общего пользования), пользователи были вынуждены изобретать способы взаимодействия, которые давали бы возможность не истощить СР и разделить пользование им между всеми пользователями справедливым образом.

    Не буду пересказывать всю книгу, приведу лишь те принципы, которые Элинор вывела на основе исследованных ею неудачных и успешных примеров управления СР:

  • Четко определены границы
  • Соответствие между правилами и местными условиями
  • Механизм коллективного выбора
  • Мониторинг
  • Градуированные санкции
  • Механизмы разрешения конфликта
  • Минимальное признание права на организацию
  • Составлены институции
  • Попробуем теперь с этих принципов рафинировать функции (или действия), на мой взгляд, можем получить нечто такое:

    • Формулировка и корректировка правил (принципы: 1,2,6,7)
    • Принятия решений (принципы: 3, 8)
    • Мониторинг соблюдения правил (принцип 4)
    • Наказание за несоблюдение (принцип 5)

    Обратите внимание, что эти функции взаимодополняют друг друга и все они являются необходимыми, если одну из них отбросить – то все дело теряет смысл — система уже не будет работать. По большому счету такие функции уместны не только к системе внедрения и выполнения культурной политики, а и в других общественных и общественных сферах.

    При желании необходимость этих функций можно легко аргументировать, например: Много правил (в сфере культуры), которые сейчас все должны соблюдать, унаследованные с совковых времен (например, музейная отчетность, что когда-то была карательно-репрессивной, а стала втирально-депрессивной), а не были составлены или согласованные действующими сторонами. Следовательно, целесообразность и справедливость существующих правил для сторон является отнюдь не бесспорной, что не способствует желанию их соблюдать, а наказание нарушителей (по таким правилам) отчасти воспринимается как сведение личных счетов, или наезды.

    Одна лишь выборность директоров учреждений культуры (принятия решений), это совсем не панацея, мы хорошо знаем, что прозрачность и честность (без кавычек) выборов приводит к власти депутатов и партии, которые почему-то не всегда голосуют так, как нам, их избирателям, хотелось бы – потому что отсутствуют инструменты мониторинга и действенные санкции за нарушение правил (что тут говорить, мы все живем в стране, где фактически отсутствует система правосудия и наказания).

    Теперь взглянем на современные сервисы, такие как: Airbnb, Bla Bla Car, DriveNow, TechShop и разнообразные коворкінги, по своей сути это инструменты горизонтального сотрудничества для общего пользования определенным ресурсом. В случае Airbnb – это инструмент поиска и совместного использования жилья (вместо дорогих отелей). Bla Bla Car и DriveNow – инструменты совместного использования частных автомобилей. Для нас эти сервисы являются наглядным примером действенных и достаточно эффективных инструментов, которые дают возможность в той или иной степени выполнять рафинированные нами из принципов Е. Остром функции. Обратите внимание, что определенные нами функции, так же как принципы, есть практически интегрированными в эти инструменты, там есть: идентификация пользователей, правила, возможность принятия решений, а также эти системы дают возможность мониторить соблюдение правил и находить нарушителей, или предотвращать несоблюдение.

    Наверное один из найкомплексніших на наше время примеров совместного пользования ресурсами является Фондовый Рынок (ФР), или биржа. Очень упрощенно:

    • Цель ФР – эффективное использование/распределение капитала
    • Доступ к ФР имеют все, кто соответствует требованиям для размещения своих акций (то есть соблюдает правила)
    • Правила ФР – были выведены еще век назад, но они постоянно совершенствуются регуляторами рынка
    • Регуляторы ФР (в США – это Комиссия по ценным бумагам и биржам) следят за соблюдением правил и наказывают за несоблюдение
    • Участники ФР принимают решения (куда вложить деньги) на основе общедоступной всем участникам рынка информации

    Один из ключевых показателей или критериев для оценки эффективности отдельных компаний, цена акций и прибыль на акцию. Эти (и много других) показателей обнародуются (делаются доступными для всех участников) – они обобщаются в биржевой статистике, которая базируется на финансовой отчетности компаний, чьи финансовые инструменты в обращении на ФР. Трейдеры (инвесторы) мониторят биржевую статистику (финансовую отчетность) и показатели компаний и инвестируют (принимающие решения) в успешные. Наконец, достоверность информации в финансовой отчетности проверяется независимыми аудиторами. Это все очень обобщенно и очень упрощенно, но для нас это еще один действенный инструмент перераспределения и контроля.

    Попробуем теперь помечтать (или как говорят в системной динамике — концептуалізувати) о том, каким образом можно выполнять определенные нами четыре функции относительно распределения СР (средств для творчества и средств для обнародование) с целью достижения определенных целей (КПЭ) в области культуры. Другими словами, попытаемся представить инструмент для воплощения в жизнь культурной политики.

    Нам нужен инструмент, который:

  • Имеет инструментарий для учета нашего ПОЧЕМУ наивысшего уровня, расщепление этой сверх-цели на отдельные КПЭ и показатели (то есть, документирует наши интересы и рангує, или выделяет, приоритеты)
  • Дает возможность всей полноте создателей иметь равные возможности доступа к распределению всех необходимых для акта творчества средств (СР), то есть все могут иметь участие в конкурсе
  • Дает возможность выбирать из всего множества участников — создателей: тех, которые лучшим образом удовлетворяют наше ПОЧЕМУ — набирают максимальные баллы за всеми важными для нас КПЭ (то есть не просто создают лучшие произведения, а создают именно такие произведения, которые являются наиболее востребованными с точки зрения наших интересов), а также, тех, которые являются нейтральными и нежелательными (с точки зрения наших приоритетов) и распределять средства между этими тремя категориями создателей
  • Дает возможность отслеживать, средства творчества были распределены (предоставленные в пользование создателям) правильным образом (согласно их показателей и КПЭ и учитывая определенные интересы) и средства творчества были использованы создателями по целевому назначению (то есть соблюдение создателями правил и тех условий, под которые им эти средства предоставили)
  • Дает возможность применять санкции как против тех, кто принял неверное решение относительно распределения средств (то есть выдал тем, кому не стоило выделять, и не выдал тем, кому стоило выделить СР) так и против тех, кто вполне справедливо получив СР – не использовал его должным образом
  • Язык Саймона Сінека и его труда «Начни с зачем», это наши ЧТО, то есть конкретные действия, которые должны выполняться. Как видите, все эти требования продиктованы, прежде всего, функциями, которые мы вывели выше.

    Следующий вопрос КАК именно эти функции можно выполнить, какие инструменты нам в этом могут помочь?

    Обратимся за вдохновением к финансовых рынков и современных сервисов. Ничего особо нам тут придумывать не придется – как для принятия решения, так и для мониторинга нужна информация, уместная, своевременная и точная, словом та, которая имеет значение (а не та, которую можно легко достать), то есть речь об информации, а точнее — отчетность (на основе чего принимаются решения) и документирования (самих решений вместе со всеми рассмотренными предложениями).

    Как на финансовом рынке всех участников идентифицируют и оценивают на основании предоставляемой ими финансовой отчетности (которая дает возможность сравнить компании различных размеров, индустрий и т. п), так и в нашем случае речь идет о некоем более-менее унифицированный набор показателей, отчетность, которая содержит именно ту информацию (и те параметры, по которым будут приниматься решения, и по которым будет оцениваться эффективность работы того или иного творца (учреждения культуры).

    Конечно, в случае с культурой, показателем, по которому оценивается эффективность или привлекательность, должна быть не доходность, а другие критерии (которые строятся на тех целях и приоритетах, которые мы перед собой ставим), но какие бы не были критерии, должен быть способ сравнить эти показатели для всех возможных участников распределения (создателей).

    Итак, подобно статистики финансовых отчетов, должна быть статистика культурных отчетов, достаточно унифицирована, чтобы ее можно было сравнивать для всех, кто желает. Более того, статистика таких отчетов (то есть информация и отчеты за прошлые периоды) дает возможность видеть, что тот или иной создатель делал в прошлом, и ли он вообще что-то создал (может это просто посредник или мошенник)? Заметьте, что отсутствие такой информации в свободном доступе делает процесс принятия решения купуванням кота в мешке, а еще создает благоприятную почву для манипуляций и злоупотреблений (мы это имеем возможность наблюдать постоянно в неограниченных количествах).

    Обнародование и документирования информации (отчетности) является тем средством, которое позволяет принимать решение (обнародования всех кандидатов, из которых надо выбрать и критериев выбора) и проводить мониторинг (что, по заранее определенным параметрам, лучший – это тот, кого выбрали). Если такие данные будут публиковаться и останутся в системе навсегда, то даже если решение было принято не по правилам, в системе останется все документы, необходимые для выявления этого злоупотребления, и как не сразу, то через год, два, три возможно будет выловить неправильные решения и наказать виновников. Этот механизм работает подобно решение «дилеммы заключенного» в теории игр: если игра одна – доминирующая стратегия «не кооперировать», если игра повторяется, то доминирующей становится стратегия «кооперировать». Если же не документировать и не обнародовать всю информацию, то будет так как есть – решения принимаются неизвестно по каким критериям, проверить и наказать виновников невозможно, потому что все концы уже в воде, а деньги потрачены – то есть «мониторить» или очень затратно, или невозможно.

    Чудес не бывает, чтобы не злоупотребляли, надо «мониторить» и наказывать и делать это эффективно, а не имитировать (как сейчас). Учитывая наше несовершенство, следует разрабатывать такие инструменты, которые позволяют нивелировать наше несовершенство и сделать это можно благодаря прозрачности (обнародованию) и документации (сохранению информации в свободном доступе на длительное время — десятилетия).

    Обратите внимание, что важно не КТО выполняет функции, а КАК их выполняют (и выполняют), поэтому вопрос «нужно ли нам министерство культуры?» является вовсе не риторическим, по моему мнению, в таком виде как сейчас, оно не нужно! Почему? Потому что оно просто неспособно выполнять необходимые функции, нет для этого инструментов и желания, а также, министерство не является выразителем воли общества и адвокатом его интересов – сейчас оно занимается практически только собственным выживанием. Важно ввести сам инструмент (а это должен быть интернет-ресурс, мы же уже в XXI веке живем), а не решать, кто его должен контролировать, то есть важно построить инфраструктуру для выполнения необходимых функций (распределения СР), а операторы, которые будут выполнять те или иные действия, должны быть разными сторонами (ибо не можно, чтобы «мониторить» те же, кто принимает решение). Каким образом их выбирать и подтверждать – дело техники и соответствия их знаний и совести (имея хорошо сформулированы цели и четкие КПЭ выбор может вообще быть автоматической функцией).

    Учитывая разнообразие видов творчества и средств для творчества, вероятно, должен быть не один инструмент, а отдельный инструмент для каждого вида ресурсов, а кроме того, учитывая, что финансирование культуры сбросили с уровня государственного бюджета на уровень местных бюджетов, то такие инструменты должны быть еще и локальными. Еще один параметр, который должен быть обнародован (в таких инструментах) – это общий размер имеющегося средства/ресурса, то есть, если это деньги, то размер финансирования, предусмотренный в бюджете на определенный год, если пользование помещениями и сценами – все имеющиеся помещения для пользования и тому подобное. Это необходимо для понимания полноты и целостности имеющихся ресурсов и предотвращения «подковерном» распределения ресурсов.

    Хотя только что говорилось о «первое сито», в отношении «второго сита», то есть распределения средств обнародование, действуют те же принципы могут применяться подобные инструменты, только вместо создателей уже будут готовы для обнародования произведения, из которых необходимо выбрать именно те, которые наиболее соответствуют нашим приоритетам, критериям (КПЭ). Следовательно, все произведения (и новые, и классические, и зарубежные) должны быть сравнены и оценены по заранее заданным показателям (приоритетами) — это процесс принятия решения должен документироваться и оставаться доступным для осмотра и мониторинга.

    Таким образом, все произведения могут быть распределены, например, на три категории: Приоритетные, Нейтральные и Нежелательные.

    • Приоритетным — должны выделяться необходимые средства обнародования и для них должны делаться самые благоприятные условия (понятно, что должна быть и внутренняя конкуренция среди них, то есть из всех приоритетных надо выбирать лучшие)
    • Нейтральным – должны обеспечиваться равные условия доступа на конкурентных началах (если остались средства после приоритетных, или же возможно найти определенную пропорцию между первыми и вторыми)
    • Нежелательным (пропаганда сепаратизма и насилия) — вообще не стоит предоставлять возможность доступа к средствам обнародования

    Возможно ли сделать такой инструмент? Думаю, вполне возможно, главное им пользоваться.

    Наконец, не стоит воспринимать этот подход очень буквально и банально, речь о принципах взаимодействия, а не конкретные правила, алгоритмы. Более того, каждый отдельный вид ресурса и канал обнародование имеет свои, порой очень специфические, способы воплощения культурной политики, которые включают очень широкий спектр средств, от автоматически функционирующего сайта для распределения СР законодательных актов призванных ограничивать определенные виды воздействия (потому что те, кто хочет впивати на нас имеют и свои собственные ресурсы, следовательно одним только ограничением доступа до наших ресурсов их влияние нивелировать не удастся).

    Скажете, что все это слишком сложно и долго? А вы представляете, какова наша текущая культурная политика, как работает сейчас Министерство Культуры, как там принимаются решения, думаете очень прозрачно, просто и быстро?

    Система, построенная на принципах управления совместным, что их вывела Элинор Остром, которая выполняет функции выведены нами из этих принципов, которая действует на основе уместной и полной информации и которая действует с определенной целью нашими интересами, не это ли нам нужно?

    Что скажете?
    Источник

    Добавить комментарий