О саркофаги, мумии и немного о профессиональную компетентность и профессиональную этику

Про саркофаги, мумії і трохи про фахову компетентність та професійну етику

В масс-медиа 5 мая 2017 года прозвучало сенсационное сообщение от Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника о том, что они при сверке фондов нашли древнеегипетские памятники. Эта сенсация транслировалась на разных каналах, и на разных других новостных ресурсах. В Международный день музеев 18 мая 2017 года Заповедник организовал однодневную выставку этих памятников, которая, насколько мне известно, пользовалась большой популярностью у посетителей.

Все эти события вызывают амбивалентную реакцию. С одной стороны, очень хорошо, что Заповедник наконец обратил внимание на свою древнеегипетскую коллекцию, и сделал ей пиар-акцию, дважды хорошо, что он показал ее посетителям.

С другой стороны, сам формат представления информации как сенсационной находки, немного странный. Потому что, простите, выставляет коллектив Заповедника в не очень хорошем виде. Потому что, оказывается, там не все знают, что у них находится в фондах и находят то, что не теряли. Все это накладывается на какую-то феерическую сумму искажений по атрибуций памятников и по их истории, которая была проговорена на камеры, представлена в информационном приложении к выставки и была выставлена на официальном сайте Заповедника.

Дело пошло дальше, англоязычный канал уже организовал новость которая пошла в мировое масс-медийное пространство вообще как:

«ARCHAEOLOGISTS have discovered Egyptian mummies, believed to bealmost 3,000 years old, and a rare mummified crocodile in the depths of a cathedral in Ukraine.»

http://www.express.co.uk/news/world/806511/egyptian-mummies-3000-years-old-found-kiev-museum-atheism-ukraine-ancient-egypt

Такой поворот событий уже дискредитирует как украинскую археологию, так и украинскую єгиптологію и украинское музейное дело тоже. И дело здесь не только в том, что журналисты исказили информацию, которую им предоставили организаторы и участники презентации, сама официальная информация о древнеегипетские объекты и историю их коллекции была искажена.

Понятно, что не каждый музей, где есть коллекции древнеегипетских памятников, может позволить себе в штате египтолога, но это пожалуй и не стоит. Потому что музей всегда может обратиться за консультациями к специалистам, которые должны определить и предоставить достоверную информацию о музейных экспонатах. Достоверность последней зависит от профессионального уровня тех специалистов, к которым музей обращается за консультацией. Выбор специалиста, таким образом, удостоверяет профессионализм руководства музея, ведь музей несет ответственность за научную достоверность или недостоверность информации о достопримечательностях музея, которую музей предоставляет обществу.

К сожалению, о древнеегипетские памятники, их происхождение и историю их бытования в музее и истории музейных коллекций была приведена информация с таким количеством ошибок и искажений, что это просто подрывает авторитет НКПИКЗ как ведущего музейного учреждения Украины.

Сразу замечу, что за много лет общения (а оно началось от 2008 года) с сотрудниками этого заповедника, я вынесла впечатление о их высокий профессиональный уровень и как музейщиков и ученых-исследователей, и хочу сказать, что очень благодарна им за помощь в моих исследованиях.

Поэтому была глубоко поражена недостоверной информацией, которая была приведена о древнеегипетские памятники. Все это выглядит более чем странно, учитывая тот факт, что я за недели две до организации презентации имела разговор с руководством заповедника и предлагала свою помощь с предоставлением информации о сами памятники и их историю. Но этим не воспользовались. Конечно, что сама администрация музея имеет право определять, к каким специалистам обращаться, а к каким нет, и кого приглашать на собственные акции.

Насколько я вижу, что отдельные искажения возникли из неправильного понимания информации, которую я в свое время сообщала, а также сочетание различной, часто противоречивой информации из разных источников.

Ну и вся эта смесь подана под заголовком «ученые утверждают». Я не собираюсь долго говорить о правилах профессиональной этики, которые говорят, что нужно ссылаться на источник информации и обнародовать вклад всех, кто внес хоть какой-то вклад к определенному исследование, по результатам которого стало известно новые факты о музейный экспонат или об истории музейной коллекции. И речь здесь не столько о моей персоне, дело в том, что эту коллекцию и ее историю изучала ряд исследователей, и каждый из них внес свой вклад в изучение и достопримечательностей и их истории, и об этом стоило бы говорить во время презентации.

Как египтолог, который уже много лет занимается исследованиями египетских коллекций Украины, более того, который исследует уже несколько лет историю и достопримечательности той коллекции, которую якобы нашли, и даже придавал некоторую информацию об этом все, и предлагал свою информационную помощь, которой, однако, не воспользовались, я решила дать публичный комментарий. Побудило меня к этому несколько моментов.

Во-первых, хочу исправить все те фактологические искажения, которые были озвучены в масс-медиа а также были представлены на официальном сайте Заповедника. Потому что общество имеет право на то, чтобы получить правдивую информацию, а не мифы и не извращение.

Во вторых, фальшивая сенсация о «открытие», распространенная в массмедія, вредит имиджу украинской науки и имиджа украинского музейного дела как корпораций профессионалов. Недавно была фальшивая сенсация с якобы открытыми украинскими учеными лекарством против рака, нынешняя «сенсация» смахивает на что-то подобное.

В-третьих, надеюсь, что я все же значительно дополню имеющуюся сейчас информацию о самой истории коллекции древнеегипетских памятников, которые ныне хранятся в НКПИКЗ.

В-четвертых, считаю нужным публично затронуть еще одну проблему — проблему корректности заимствований информации и ссылок на источники информации.

Итак, излагаю кратко:

1. Эти памятники на самом деле никуда не терялись, их наличие в фондах было известно сотрудникам самого Заповедника, и многим египтологам и ученым, которые занимаются археологией или древней историей и другим ученым или рядовым киевлянам, которые видели эти памятники на выставках. Их экспонировали на выставках, а потом забывали на много лет. В советское время этими памятниками занимались российские египтологи, в постсоветский они мало кого интересовали из украинских исследователей, хотя интересовали российских.

2. Эти достопримечательности даже уже были введены в международный научный оборот российскими єгиптологами Олегом Дмитрієвичем Бєрлєвим и Светланой Ізмайлівною Ходжаш, они были включены в их каталог, который был издан аж в 1998 году в Швейцарии и даже с фотографиями(BerlevO.D., HodjashS.I. CatalogueoftheMonumentsofAncientegyptfromthemuseumsoftherussianfederation, Ukraine, Bielorussia, Caucasus, MiddleAsiaandtheBalticStates. Фрибур 1998. – P. 20, nr. 17, p. 31, nr. 37, p. 32, nr. 38). Там уже определены даты достопримечательностей, прочитано женское имя на возраста саркофага как Моане (Менат – это другой вариант чтения того же имени), определено, что на возраста от мужского саркофага имени нет, только титулы «імаху» («уважаемый») и установлено много другой информации, которая прозвучала в масс-медиа, однако прозвучала как комментарий современного украинского египтолога, без ссылки на то, что это все уже давно было исследовано В.Д. Бєрлєвим и С.И. Ходжаш и обнародован в 1998 г.

Отмечу также, что веко мужского саркофага 21 династии еще раньше даже включил в свое исследование известный польский исследователь профессор.Варшавского университета, др. габ. А. Нівінскі (NiwinskiA. 21-stDynastyCoffinsFromThebes: ChronologicalandTypologicalStudies. –Theben. Band 5. –MainzamRhein, 1988. p. 144, Nr. 217 (он упоминал его как крышку мумии (mummycover)).

3. В 2016 году летом когда я приходила в музей, я предоставила информацию об этих памятниках и поделилась отдельными материалами, фотографиями, электронными копиями старых книг, и результатами своего многолетнего исследования истории этих памятников, которые я реконструировала на основе собранных архивных материалов различного характера. Я поделилась информацией, которую еще не опубликовала, и с удивлением обнаружила, что отдельная информация была использована в официальных релизах Заповедника, но в очень искаженном виде и без указания источника информации. Речь идет прежде всего о упоминание имени Богдана Ханенко и его частной коллекции (мою информацию, похоже неправильно поняли), и о реставрации древнеегипетских памятников М. Касперовичем во Всеукраинских реставрационных мастерских.

4. Итак, среди существующих ныне памятников нет ни одной, которую с достоверностью можно отнести к эпохе Нового Царства (бл. 1539 г. к н.е. -1077 г. к н.е.), обращаю внимание на датировки, Новое царство в 1077 г. до.н. заканчивается, а не начинается. Памятники относятся к Третьему переходному периоду (1076 г. к н.е. -723 г. к н.е.) (сундук с мумией и веко мужского саркофага) и Поздней эпохи (бл. 722 г. к н.е. – 332 г. к н.е.) (крышка женского саркофага). По мумии крокодила пока что точную дату я назвать не могу, но это скорее всего тоже Поздняя эпоха.

5. Мне не понятно, откуда возникла идея, что эта человеческая мумия – женская. Сейчас мумия размотанная до половины, простите, кто-то там видит женскую грудь? Думаю, что здесь перепутали информацию о мумии, которые в определенный период истории хранились в Заповеднике.

6. Эти памятники не принадлежат ни к коллекции Порфирия Успенского, ни к частной коллекции Богдана Ханенко, более того, они не принадлежат к коллекции Церковно-археологического музея вообще. Но появление в информационных релизах имени Богдана Ханенко – это, похоже, как раз неправильное истолкование того, о чем услышали от меня.

Итак, в начале ХХ века в Киеве было несколько музеев, в которых были коллекции древнеегипетских памятников, и были также частные коллекции, рассказывать все – очень долго, надеюсь, что вскоре выйдут мои три статьи, где подробно об этом рассказывается.

Что касается египетской сборки Церковно-археологического музея при Киевской духовной академии, то в нее вошли подарки от нескольких лиц, а не только от одного Порфирия Успенского. Но в этом собрании не было ни саркофагов, ни мумий крокодилов, а была одна женская мумия (которую однако, не подарил Порфирий Успенский), но больше всего здесь было различных статуэток и ушебти, а также были мелкие артефакты, как то скарабеи, и тому подобное.

Кроме этого в Киеве существовала еще одна большая коллекция древнеегипетских артефактов, и вот именно остатки с нее и хранятся ныне в Заповеднике. Это коллекция Киевского художественно-промышленного и научного музея Его Величества Государя Императора Николая Александровича. Этот музей является предшественником нынешнего Национального художественного музея Украины, как и ряда других музеев.

В начале ХХ века єгиптологія уже была признанной мировой наукой, а история и культура Древнего Египта были интересными для жителей европейских стран, как и для жителей Российской империи, в частности они были интересными и для киевской общины. Основатели музея решили, что необходимо, чтобы в музее была коллекция древностей Древнего Египта. ЕЕ закупили и подарили для музея Богдан и Варвара Ханенко. Закупили они ее в Египетском музее Каира, который тогда имел такую практику – продавать отдельные свои достопримечательности, или те, которые музей не считал важными, часто они были повреждены, или же дублетные. Произошло это в промежутке между 1903 и 1905 годами, скорее всего это все было сделано до даты официального открытия музея в 1904 году. Есть документы, которые содержат списки памятников, и среди них есть описания тех, которые были недавно продемонстрированы публике в Заповеднике.

7. После установления советской власти и в результате национализации и последующей реорганизации музеев и образовательных учреждений, отдельные музейные коллекции в 20-х годах были перевезены в тогдашний Музей культов и быта на территории Всеукраинского музейного городка. В частности, сюда была передана коллекция из Первого государственного музея, который появился на месте Киевского художественно-промышленного и научного музея. Об этом есть документы, и в них тоже есть упоминания среди прочего, именно тех достопримечательностей, которые было продемонстрировано 5 и 18 мая в Заповеднике.

8. Дальше эта история не заканчивается. В 20-30-х годах Н.Касперович, известный украинский художник и реставратор проводил реставрацию памятников, устанавливается этот факт из анализа совокупности архивных материалов текстуального и визуального характера. Все это более подробно описано в моем выступлении на IV Международной научной конференции «История археологии: архивное и музейное наследие Центральной и Восточной Европы», Львов, Институт украиноведения имени. И. Крипякевича НАНУ, 6-7 октября 2016 г., который будет опубликован в периодическом сборнике: Материалы по археологии Прикарпатья и Волыни, т. 21. В этом выступлении изложены предварительные результаты этих исследований, и более подробно это изложено в тексте монографии, которая сейчас готовится к печати.

Должен отметить, что информация о эти несколько абзацев, которые приведены выше – результат многолетних поисков в архивах, при этом не лишь одной Елены Романовой. Это результат коллективных усилий трех человек, — до установления информации о реставрации М. Касперовичем египетских памятников внесли большой вклад известный реставратор, канд. искусствоведения Татьяна Тимченко, и хранитель Научного Архива Института археологии НАНУ Галина Станиціна. И стоит указать, что еще ряд исследователей, в том числе и из Заповедника, помогала установить различные обстоятельства этой сложной страницы украинской истории, за что выражаю всем благодарность.

Таким образом в безликих ученых, по мнению которых сослались в релизе на Фейсбук-странице Заповедника, когда рассказывали о реставрации древнеегипетских памятников, и проводил ее М. Касперович, оказывается, есть имена.

9. Во время Второй мировой войны коллекцию вывозилась в г. Уфы, оттуда она вернулась но без сопроводительной документации, и вернулась в Центральный исторический музей им. Т. Шевченко, а не в Заповедник. Поскольку документов на достопримечательности не было, Исторический музей не взял эту коллекцию на баланс, она некоторое время там хранилась. И в результате решения тогдашней власти было — передать коллекцию в Одесский археологический музей. Но, как сейчас я могу установить за различными архивными материалами и инвентарными записями, на самом деле она была фактически поделена между несколькими музеями, и ее остатки сейчас находятся в Одесском археологическом музее (извиняюсь за чрезмерный собственный пиар, но об этом я уже тоже немного писала и можно прочитать здесь:

https://www.academia.edu/1212642/_History_of_the_Egyptian_collection_of_the_Odessa_Museum_of_Archaeology_of_the_National_Academy_of_Sciences_of_Ukraine_In_Studien_zur_Alt%C3%A4gyptischen_Kultur._Herausgegeben_von_Hartwig_Altenm%C3%BCller_und_Nicole_Kloth._Band_37._Hamburg_2008._S._327_338)в Заповеднике и в Национальном музее искусств имени Богдана и Варвары Ханенко.

10. Хочу обратить внимание еще на один момент. В масс-медиа промелькнула предложение от доктора ист. н. М. Тарасенко размотать бинты мумии. Таким способом он надеется найти какой-то артефакт, что позволит установить имя человека. Я очень надеюсь на то, что руководство Заповедника на эту дикую предложение не пойдет. Потому что такие методы «исследования», уже давно египтологией отвергнуты, для этого есть скріннінг, и другие методы, которые не предусматривают размотки и разрушение системы которую составляет тело мумии и ее бинты. Современные исследования с использованием различных компьютерных технологий позволяют увидеть, что внутри мумии без разматывания, которое приведет к разрушению ее, ведь за почти три тысячелетия бинты, человеческая кожа и все те вещества, которые использовались при бальзамировании, уже сплавились в единую систему, и бинты банально могут сняться с кусками самой мумии. Отмечу, что именно это предложение было одной из основных движущих причин, почему я решила публично поговорить о древнеегипетские памятники, не хочу чтобы непрофессионализм привел к повреждению древней исторической достопримечательности.

Ну и вид самой мумии показывает, что «все уже розмотано к нам». Сердечный скарабей с именем владельца, кладется на грудь, как и большинство охранных амулетов, которые помещаются в верхней части тела, а кто-то уже розмотав мумию почти до половины. Поэтому вряд ли будет что-то найдено.

11. Хочу изложить свою позицию, относительно реставрации древнеегипетских памятников, о которой я говорила администрации заповедника, и о которой я говорю постоянно администрациям и музейщикам других музеев, в которых хранятся древнеегипетские коллекции. Я считаю, что реставрация древнеегипетских памятников должно происходить вместе с зарубежными реставраторами, которые специализируются именно на этом. Прошу не считать это за обвинения в отсутствии профессионализма наших реставраторов, но, все же они не имеют опыта такой реставрации пока-что. Поэтому думаю, что специалисты, которые имеют опыт работы именно с древнеегипетскими артефактами, обязательно должны присутствовать в реставрационном проекте, или как реставраторы, или как консультанты. Ведь речь идет об объектах чрезвычайно давние, поэтому состояние их сохранности должно быть под постоянным особым вниманием.

Проблема Украины в том, что таких специалистов мы не имеем, я об этом заявляла в 2008 году со специальным выступлением на конференции «Ханенківськічитання. Изучение и експонуванняпам’ятоксхідногомистецтва в художественных музеях.” (Киев, Музей мистецтвімені Богдана и ВарвариХаненків, 29.01.2008», выступление был опубликован и ныне доступен онлайн:

https://www.academia.edu/8134516/The_researching_project_of_A.Yu._Krymskiy_Institute_of_Oriental_Studies_on_investigation_of_Ancient_Egyptian_objects_in_Museums_of_Ukraine_The_artifacs_of_oriental_provenance_in_archives_and_museum_s_collections_of_Ukraine_Kyiv_2010._P._113-124._In_English_and_in_Ukrainian_).

С тех пор же говорила и говорю о необходимости создать специализированный центр такой реставрации и о необходимости создания учебного центра где бы готовили именно реставраторов древнеегипетских памятников, или, хотя бы читали какие-то соответствующие базовые курсы для реставраторов вообще, и о необходимости сотрудничества украинских музейщиков и египтологов с зарубежными в этом вопросу.

12. Институт востоковедения им. А.Ю. Крымского НАНУ среди своих направлений научной деятельности имеет и исследование памятников Востока в архивах, библиотеках и музеях Украины.

Летом 2015 рокубула создана Секция археологии и древнего искусства Украинского комитета международного совета музеев, которая имела целью:«объединить усилия музейщиков и ученых из других институтов (как украинских, так и зарубежных) в деле сохранения, изучения и презентации археологических материалов и памятников древнего искусства из коллекций музеев Украины, анализа и адаптации лучших мировых музейных и памятникоохранных практик и популяризации научных знаний в области археологии и древнего искусства». Среди других направлений своей работы, Секция основала вместе с Институтом востоковедения НАНУ совместный проект «Наследие Древнего Египта в музеях Украины». Об этом был доклад-презентация Секции, которую я произносила в соавторстве с Екатериной Чуєвою, заст. директора Национального музея искусств имени Богдана и Варвары Ханенко на конференции «Могилянские чтения — 2015 г.», которые произошли на территории Заповедника, и опубликованы в соответствующих материалах конференции.

Таким образом сейчас существует площадка для коммуникации и сотрудничества музейщиков Украины и исследователей древней истории и древнего искусства, с целью исследования и сохранения древнеегипетских и не только древнеегипетских памятников и для реализации совместных проектов между музеями, которые имеют коллекции и древнеегипетских памятников и достопримечательностей других древних культур. Его можно использовать.

Кроме того, как я пыталась показать выше, существует уже ряд исследований древнеегипетских памятников, которые будто то были внезапно найдены, как и истории их коллекции, значительная часть якогонавіть доступна онлайн. Этот материал тоже стоит использовать, и его можно было использовать при подготовке презентации.

Хотя хуже неиспользования результатов исследований, которые уже сделаны разными исследователями, является использование этих результатов без ссылок на этих исследователей, речь идет прежде всего о вклад Е.Д. Бєрлєва и С.И.Ходжаш, хотя и о других тоже.

Источник

Добавить комментарий