О страшное…

Про страшне…

В эти самые темные дни года, в этот тяжкий период нашей жизни, а особенно под влиянием: нескольких публикаций, собственных наблюдений, результатов общения с инсайдерами и обнародованных отраслевых статистических данных, подумалось мне… Ой! Не годится же так, без подготовки и предупреждения, начинать такую тему — я вежливый зверь и верю, что мы все отвечаем за тех, кого пригрузили (пусть даже только своей писаниной и идеями)!
Итак, предупреждаю:

Теперь можно и начинать!

Начнем с самого «железного» — из фактов, то есть со статистики – (источник здесь). Подытожить все грустные обнародованные в той публикации цифры можно одной цитатой:
«Проектом закона о Государственном бюджете Украины на 2016 год снова сохраняется норма о финансировании культурно-художественных программ и проектов в пределах имеющихся ресурсов местных бюджетов. Для учреждений, предприятий, организаций культуры это означает продолжение их ликвидации».

Что, страшно? Но, поверьте, эта цитата там далеко не самое страшное, чего стоит уже следующее за этим предложение (смотрите в публикации)! Приведу еще несколько ключевых цитат оттуда же:

«За счет государственного бюджета Украины финансируется примерно 20 % всех расходов на культуру и искусство в Украине. Очевидно, такое положение вещей нельзя считать справедливым, ведь за счет этих расходов обеспечивается деятельность лишь около 80 учреждений культуры, из них 7 театров, 13 художественных коллективов, 13 цирков, 13 музеев, 6 библиотек и 24 заповедники.»

«У Правительства десятилетиями не хватает понимания того, что инвестиции в культурную сферу – это такие же инвестиции, что и в других отраслях экономики… даже больше – инвестиции в культуру и в образование, охрану здоровья, повышают уровень человеческого капитала и опосредованно оказывают позитивное влияние на все другие отрасли экономики.»

«… местные бюджеты пусть уже решают, какие заведения финансировать – где приоритетом будут, условно говоря, театры, а где – то библиотеки.»

«Государство действительно должно отойти от принципа содержания базовой сети в сфере культуры, и позволить местным советам ликвидировать или объединять учреждения культуры.»

В упомянутой публикации речь идет о фактическом существенное сокращение государственного финансирования местных учреждений культуры и перевода их на финансирование из местных бюджетов. Должен признать, что приведенная статистика — не ожидаемо печальная, своего времени предусмотрев нечто подобное (в частности вот здесь, см. О равновесие устойчивое и неустойчивое), я был неприятно поражен глубиной «культурного кризиса».

Вместе с тем, сама идея перевода местных учреждений культуры на местное финансирование, по крайней мере для меня, звучит довольно логично — почему налогоплательщики, например, из Пирятина должны платить за музей в Кременце, или почему налогоплательщики всей страны должны содержать музей/библиотеку/дом культуры, в который/которую они никогда не будут заходить? Понятно, что культура это важно, и должна быть какая-то соответствующая государственная политика… Но так же понятно, что все работники всех учреждений культуры» хотят есть, хотят получать зарплату (и желательно справедливую), все держатся за свое место и не хотят потерять работу, но… Денег на всех не хватает.

Теперь, приглашаю посмотреть на все это глазами местных посетителей (так как именно они пользуются или могут пользоваться услугами заведения), а еще лучше глазами местных налогоплательщиков (ибо именно на их плечи падает бремя содержания культуры на местном уровне).

Представим обычный районный (сельский, или даже областной) музей/библиотеку/дом культуры. Какие услуги они предоставляют местной общине? За что эта община должна была бы хотеть их содержать и «инвестировать в культуру»? За то, что работники учреждений культуры хотят кушать? Но все люди хотят есть! За то, что для многих работников это единственное место заработка (а часто помощи к мизерной пенсии)? Так, у многих ничем не худших людей нет вообще никакой работы или пенсии! Как, каким образом этот музей/библиотека/дом культуры служит местной общине? Может, это какой-то необходимый очаг общественной жизни, или важная социально-активная точка, что изо всех сил стремится служить местной общине, уважает людей и их потребности? Может, адекватно и вовремя пытается реагировать на культурные нужды местной общины и отдельных людей?

Зададим контрольный вопрос: ПОЧЕМУ (с какой целью) эти «учреждения культуры» существуют, для кого, в чьих интересах служат? Отвечать на это вопрос надо не теоретически, а по-факту.

Попробую сформулировать свой вариант ответа. На мое предвзятое мнение (рядового посетителя и плательщика налогов) — они существуют, с целью собственного выживания (то есть чтобы как-то продолжить свое существование), о местные общины, посетителей и о служении интересам общества речь не идет. Согласитесь, что факты (посещаемость музеев, внимание общества и тому подобное) — это ярко подтверждают!

Идем дальше: есть ли шансы, что общины, выбирая на сессии местного совета, куда направить бюджетные поступления, выберут музей, библиотеку, дом культуры, особенно когда есть другие, першорядніші нужды: ремонт дорог, содержание школы…? Думаю, что ответ будет не в пользу «учреждений культуры». И не потому, что наши люди темные и жадные, а культура им нужна, нет. А потому, что в таком виде, с таким уровнем качества услуг, с такой (не)уважением к посетителям, с такими приоритетами, такими методами и подходами, главное, с такой целью существования, наши местные музеи, библиотеки, дома культуры и другие учреждения культуры не могут быть полезными и нужными современному обществу. Не верите? Представьте, что они вдруг перенеслись куда-то в более культурные и богатые страны, но даже «там», с такими подходами и практиками их (учреждений культуры) посещаемость будет близка к той, что была здесь (я не слышал, чтобы специалистов из наших учреждений культуры приглашали за границу управлять их заведениями, или перенимали наш опыт).

Беда не только в том, что за год закрыли несколько тысяч местных учреждений культуры, беда в том, что никто на местах этого не заметил! Вы видели протесты общественности, вызванные закрытием музеев? Общество не приемлет существующие культурные заведения (за небольшим исключением), как что-то стоящее и достойное содержание, и на мой взгляд, имеет в этом правы (я уже писал о том, какие поводы имеет местный посетитель для посещения местного музея, учитывая, что там десятилетиями ничего не меняется). Вот это – действительно страшно. Наконец, вопрос совсем не в том, где взять денег, — как нет в бюджетах — волонтеры насобирали бы, — если бы это было что-то стоящее в их глазах (кто-то слышал про успешный сбор средств на поддержание местных музеев, так что и оно).
На мой взгляд, неприятие современным обществом и министерства культуры в целом, и местных учреждений культуры в частности, напоминает износа старой инфраструктуры, например, водопровода. Когда на трубах уже хомут на заплате, заплата на хомуте и вообще «живого места» нет, потому что водопровод уже по всем срокам свое трижды отработал, остается мучиться, латая то, что уже не предоставляется, но рано или поздно приходит время, когда ремонт уже невозможен, трубы нужно менять полностью, ибо даже замена отдельных участков не спасет ситуацию… В случае с культурными заведениями и государственного, и местного уровня, и первые (министерство), и вторые были созданы еще при совке и служили целям, поставленным перед ними «партией и правітєльством». Независимость особо не возбудила способ функционирования, методы (законы), «вертикаль» и бюрократическую иерархию, но самое главное, мы за двадцать четыре года даже не попытались переосмыслить и сформулировать цель существования всех этих заведений, для чего все это нам нужно (и нужно ли в таком количестве и таком качестве). В результате, систему спроектированную при совке использовали все, кто мог: были и министры культуры, обслуживали банкеты первых лиц, и покровители отдельных отраслей культуры, направляли скупые бюджетные потоки на развитие приближенных к себе проектов, но главным образом это было безпричальне проедания бюджетов «на культуру», без особо ощутимых признаков служения обществу. Собственно количество претензий к текущему министра ярко показывает наглядно, что устойчивой шкалы требований, по которой его деятельность можно было бы оценить, не существует, как не существует таких требований ни в министерство, ни в более мелких уровней. Как следствие, практически невозможно выбрать или оценить деятельность директора определенного музея, потому что у музеев нет ни сформулированных четких требований, что они имеют достичь, ни надежной исторической статистики показателей, чтобы было с чем сравнить прогресс… Планы, «спущенные» из министерства (неподотчетна обществу органа непонятной ориентации) не отражают общественных потребностей и ожиданий (а часто пишутся «под конкретную потребность или человека»), а следовательно, вряд ли могут считаться стоимостным ориентиром. Как можно оценить степень прогресса, если отсутствует цель, приоритеты и критерии (или они меняются каждый раз)?

Откровенно говоря, я сомневаюсь, что подавляющее большинство схарених жизнью и озлобленных недофинансированием «кадров культуры» способны измениться самостоятельно, конечно, есть исключения, но они скорее подтверждают правильность этого правила. Представьте себе, что на протяжении долгих лет, в результате каких обязательств вы ДОЛЖНЫ дарить кому-то на день рождения подарок. Вы особенно не озабочены тем, что подарить, покупали, исходя из бюджета, какие-то «тицики» и вручали их в лучших традициях «из росы и воды вам…», чтобы только выполнить формальный долг. Вы сами прекрасно понимали, что ваши подарки то лицо совсем не радовали (ибо были ей ненужными), а кое-где даже видели, как ваш подарок без особых сантиментов вылетал на помойку… А теперь представьте, что вы вдруг захотели правдиво осчастливить ту личность своим подарком, но поскольку вы были равнодушными к нуждам того лица, никогда не интересовались тем, что ей нравится, чем она увлекается и чем живет, каковы шансы, что вы угадаете что подарить? Нечто подобное имеем и сейчас, общество уже привыкло, что культура (особенно когда это местный уровень), это что-то пустое и бутафорне.
Словом, старая унаследованная от советов модель функционирования культуры на местном уровне уже свое отслужила, пора делать новое, требования общества изменились…

В этом контексте отдельного внимания заслуживают внешние воздействия на нашу систему, а именно: общее состояние экономики, реформ, демографические тенденции и тому подобное. Чего стоит хотя бы убийственный бюджет на 2016 год! Не вдаваясь в подробности, все это не предвещает ничего хорошего ни для министерства, ни для бюджетников, ни для бизнеса и населения.

В результате можно уверенно предсказывать дальнейшее вымирание (ликвидации) местных учреждений культуры (в частности, музеев) в масштабах доселе невиданных. По большому счету, все изложенное выше, является достаточно очевидным, наверное инсайдеры (работники местных музеев, библиотек, домов культуры) уже испытывают все это на собственной шкуре, или догадываются об этом.

Можно ли предотвратить такой вымиранию? Стоит ли это делать? Думаю, что в такой системе и в таком виде – ничто не спасет «культуру на местах», и скучать по этому возможно и не стоит, по большому счету, мы ее уже давно потеряли – ибо местные (преимущественно сельские и районные, но и областные) «музее музеев» (имеющие несколько или несколько десятков посетителей в месяц), либо библиотеки (которые годами не имели поступлений), или отделы культуры (вообще неизвестно чем занимаются), все они являются элементами культуры в современном мире и для современного общества? Способны ли они служить обществу?

Что же тогда делать, потому что культура необходима, как не крути, и на местном уровне ее нужно развивать?

Попробуем ответить на этот вопрос методом от противного:

  • ЧЕМУ (какой цели, для кого) имел бы служить местное учреждение (музей, библиотека, дом культуры)
  • КАК (по каким принципам) должен был бы работать такое заведение,
  • ЧТО (что именно) должен был бы делать, какие услуги предоставлять заведение

чтобы у местной общины (общества) была потребность и желание его содержать и развивать?

Ключевая задача — это сформулировать ответ на первый вопрос – ПОЧЕМУ. Только понимая, кто мы, куда идем, кому служим, какие ценности исповедуем, какую цель имеем, можно уверенно шагать вперед (а не качаться туда-сюда под влиянием текущих потребностей и интересов), последовательно развивать стоимостные проекты, заинтересовывать и вдохновлять (очевидно, что цель «наше собственное выживание» не является такой, что вдохновляет).

Определившись с ПОЧЕМУ, процессы и принципы (то есть КАК) могут подбираться в зависимости от потребностей и целесообразности, так же, как и непосредственная форма работы (ЧТО). В том, КАК и ЧТО мы делаем, главное быть последовательным и всегда помнить ПОЧЕМУ (и кому) мы служим.

На мой взгляд, новейшее музейное (или общее для культурных заведений) ПОЧЕМУ должно строиться на идеях истинного служения обществу (см. «парадигма «Музеи для людей» здесь ) и это должно стать символом веры, подкрепленным каждым шагом и каждым поступком, а не очередным пустым лозунгом в духе «new tricks for an old dog».

Мы не первые, кто имеет такие проблемы, на наше счастье есть множество примеров (как дома, так и заграницей), которые можно наследовать, или на которых можно учиться — посмотрите на успешные структуры, которые занимаются культурой на местах, а именно, на те из них, которые не содержатся олигархами, а содержат себя сами (речь идет о разных коворкінги), или финансируются на грантовой основе, или вообще обходятся без денег (как те, что используют социальные бонусы). Также есть достаточно примеров переосмысления и ре-дизайна традиционных форм (как переосмысленные библиотеки в Петербурге http://libinform.ru/read/articles/1…, http://libinform.ru/read/articles/B…,
http://libinform.ru/read/articles/K…,
http://libinform.ru/read/articles/B…). Общее для этих примеров — это: понимание потребностей посетителей, желание быть полезными своим посетителям, уважение к посетителям, равноправные-партнерские отношения со всеми задействованными сторонами, открытость, подотчетность и прозрачность. Форма организации и источники финансирования у них разные, но общее – их уверенность в своей миссии и правдивые (без показухи и имитации) шаги к достижению поставленной цели.

Среди таких (новых и переосмысленных) форм местных культурных заведений стоит отметить тенденцию к многофункциональности помещений, гибкости функций и расширения диапазона услуг, и это логично, ведь, местные общины вряд ли смогут позволить себе финансирование и музея, и дома культуры, и библиотеки, другое дело многофункциональное пространство, где можно: почитать или позаимствовать книгу, сделать выставку, провести соревнования, показы, лекции, семинары, мастер классы, или просто устроить обсуждение важных тем с сообществом…

Сможем ли мы трансформировать безнадежно устаревшие, унаследованные от совка и непригодны для современных потребностей «учреждения культуры на местах» и реформировать способ взаимодействия между ними и обществом (функциональность, линейку услуг, источники финансирования, законодательно-нормативную базу) – зависит от всех нас и от того, что мы хотим получить в конечном итоге.

Чтобы не заканчивать на грустном, процитирую фрагмент молитвы К. Шептицкого: «Дай нам Бог терпения, чтобы принять все то, что мы не можем изменить, дай нам сил изменить все, что мы можем изменить, и дай нам мудрости отличить одно от другого». Впереди новый год, который обещает быть очень тяжелым — возрадуемся этому, ибо все, что нас не убивает, делает нас сильнее!
Источник

Добавить комментарий