Подарок музея Александра Осмеркина сделала Раиса Зелинская-Платэ

Подарок музею Александра Осмеркина сделала Раиса Зелинская-Платэ

Уникальный подарок в начале года получил художественно-мемориальный музей А.А.Осмеркина – книгу известной российской художницы Раисы Николаевны Зелинской-Платэ «Среди химиков и художников. Дневники моей жизни», составителями которой являются ее сыновья — ученый-химик, академик, вице-президент Российской Академии Наук Николай Альфредович Платэ и журналист-международник, японовед Феликс Альфредович Платэ, который, собственно, и прислал ее по почте, за что музейные сотрудники безгранично ему благодарны.

 

«Дочь великого химика Н.Зелинского и пианистки Е.Кузьминой-Караваевой Раиса Николаевна Зелинская-Платэ (1910 — 2001) прожила почти весь ХХ век. Ей повезло: она была знакомая с огромным числом замечательных людей этого века, многих их них увековечила на своих холстах и рисунках…

Раисе Николаевне в 2010 году исполнилось бы 100 лет. Она не дожила до этого всего немного, ее 90-летие мы торжественно отметили в Московском Доме ученых, накануне этого события в Третьяковской галерее с успехом прошла большая выставка ее работ. Раиса Николаевна всегда считала и говорила, что прожила долгую, но счастливую жизнь. Счастливую потому, что занималась любимым делом — живописью и музыкой, и потому, что всю жизнь ее сопровождали интересные, неординарные люди. И последние лет 30 ей все время хотелось рассказать своим друзьям, родственникам и знакомым о временах, которые пришлось пережить, и людях, сделавших ее жизнь счастливой просто потому, что в какой-то момент они оказались рядом, и она смогла у каждого из них чему-то научиться…

В семье, где по мере взросления она могла познакомиться и даже подружится со знаковыми фигурами из мира науки, театра, музыки, составить свое, личное впечатление о тех, кого ныне живущие чтут уже как легенды прошлого… Станиславский, Булгаков, Ферсман, Грабарь, Наметкин, Осмеркин, Лемешев, Козловский, Пришвин, Вернадский, Андрей Белый, Алиса Коонен и многие-многие другие оживают перед читателем воспоминаний Зелинской-Платэ…

Раиса Николаевна прожила всю жизнь в Москве и пережила со своим поколеним все перипетии непростой советской истории…

Книга эта – не роман и не повесть, а мемуары ровесника ушедшего века, причем мемуары не законченные – они обрываются где-то на 70-х годах, хотя скончалась Раиса Николаевна в 2001 году и всю жизнь, до самой старости вела подробные дневники, где личный было не очень много…», — говорится вот составителей в предисловии книги, изданной в Москве в 2011 году.

А годом раньше был снят интереснейший документальный фильм «Раиса Зелинская-Платэ. Время отражается на лицах людей» (Россия, 2010), в ко торые которого указано: «5 октября 2010 года Раисе Николаевне Зелинской исполнилось бы 100 лет. В свои 90 она говорила: «Я прожила ХХ век. Он целиком мой со всем, что в нем было». Дочь академика Николая Дмитриевича Зелинского — родоначальника знаменитой династии ученых-химиков, она всегда стремилась найти свою «модель жизни». Поэтому выбрала не науку, а живопись. Начинала в художественной студии Федора Рерберга, продолжила обучение у Игоря Грабаря и Бориса Иогансона, но любимым мастером в Суриковском училище стал Александр Александрович Осмеркин. Каждую работу Раисы Зелинской – будь то портрет, пейзаж или просто набросок — отличается удивительная глубина и высокий профессионализм. Ее картины хранятся в Третьяковской галерее, Русском музее и художественных галереях разных городов и стран».

Приятно осознавать, что произведения Г.Н.Зелинской есть и в художественно-мемориальном музее А.А.Осмеркина, поступившие в собрание в составе коллекции живописных и графических работ художников – учеников А.А.Осмеркина, переданной Российским Фондом культуры еще в 1994 году накануне открытия музея, а также лично подаренные художницей во время встреч с ней сотрудников музея, в том числе «Портрет-шарж А.А.Осмеркина», выполненный ее сокурсниками В.Цигалем, Д.Домагацким ы Г.Мамонтовичем в 1940 году во время учебы в Московском художественном институте им. В.Ы.Сурикова в мастерской профессора живописи А.А.Осмеркина, который художественной педагогике посвятил тридцать лет – фактически половину из своих прожитых шестидесяти лет.

Начал преподавать еще в 1918 году в Москве в 1-х и 2-х Государственных свободных художественных мастерских (ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН), А.А.Осмеркин впоследствии был руководителем индивидуальных мастерских в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. Ы.Е.Репина и в Московском художественном институте им. В.Ы.Сурикова, создав живописную школу, представляющую своеобразный синтез классического европейского искусства, творческих достижений французского импрессионизма и русской национальной живописи. Мастерская А.А.Осмеркина в Ленинграде просуществовала до 1947 года, когда художника обвинили в формализме и отстранили от преподавательской деятельности, а в следующем 1948 году история повторилась и в Москве. Все это привело к тяжелой болезни, в 1953 году А.А.Осмеркина не стало.

Вот как пишет об этих трагических событиях в своих воспоминаниях Г.Н.Зелинская-Платэ: «В 1950 году решено было отметить 5 лет окончания войны и 5 лет окончания института. Был заказан банкет с последующими танцами в гостинице «Советская» на Ленинградском проспекте. Приглашены все профессора и мы, бывшие дипломники. Я предложила А.Кириллову быть моим кавалером, он с радостью согласился и встречал у входа. Звоню Грабарю, спрашиваю, будет ли он на этом вечере. «Ах, и вы идете?», — недовольным голосом отвечает. Столы накрыты буквой «П», и в торце разместились несколько наших профессоров; в середине Грабарь и рядом с ним бледный, с провалившимися глазами и неподвижным лицом новый начальник Управления изобразительных искусств (ИЗО) Ушенин. Тамада – Борис Преображенский, это естественно с его голосом. Бывшие ученики от каждой мастерской поздравляют сидящих профессоров, говорят благодарные слова в их адрес, профессора улыбаются, им приятно: аплодисменты, поднятые бокалы и внешнее благополучие…

Но почему же от нашей мастерской не выступает любимый ученик Осмеркина – Толя Никич с его прекрасным басом? Я жду… Упомянуты все профессора, кроме нашего, и тогда прошу слова и ловлю чуть удивленный взгляд Преображенского. Помогли мне, конечно, и горечь обиды за отсутствующего А.А. и появившееся где-то в глубине души нечто тигриное. От имени учеников Александра Александровича я высказала в эго адресов большую благодарность за все, что он дал нам в институте, а затем – уже специально для Ушенина – добавила, что, к сожалению, А.А. сейчас болен и спустя присутствовать здесь не может… Игорь Эммануилович и Сергей Васильевич по очереди поцеловали мне руку, когда проходили мимо к выходу.

Вскоре Осмеркин действительно заболел…

В 1953 году в А.А. произошел второй инсульт, более тяжелый; это было жарким летом, когда он пытался написать этюд на пленэре. Это был конец… Мы, все ученики и кое-кто из друзей, собрались простится с А.А. в помещении Комбината живописи на Тверской, поскольку МОСХ не дал разрешения провести гражданскую панихиду в своих залах на Беговой улице, где обычно провожали наших художников. Хотя народу было и не очень много, но все, кто пришли, говорили слова прощания от всей души и плакали тоже откровенно…»

И дальше читаем в книге Раисы Николаевны: «Они были почти ровесники – А.Г.Габричевский и А.А.Осмеркин. Оба принадлежали к тому кругу, где бескорыстно любят искусство и изучают разные течения в нем. В этих двух совершенно разных людей общим было одно – непродажность совести, на чем оба и пострадали, каждый по-своему, в одно тяжелое время». Наверное именно по этой причине Г.Н.Зелинская-Платэ передала свой карандашный портрет А.Г.Габричевского именно музея.А.Осмеркина.

Очень тепло и душевно пишет Раиса Николаевна и о жене художника Надежде Георгиевне — удивительной женщине, посвятившей свою жизнь не просто сохранению памяти об А.А.Осмеркине, а также, преодолев все существующие в то время преграды, возвращению доброго имени своему мужу, стал одним из основных инициаторов создания мемориального музея художника в его родном городе в доме, где он провел свои детские и юношеские годы, передал не только живописные и графические произведения А.А.Осмеркина разных лет, фото-документальный архив, но и его личные вещи и предметы творческого труда из мастерской. Все это сейчас экспонируется в художественно-мемориальном музее А.А.Осмеркина в городе Кропивницком (еще не так давно Кировограде, а изначально Елисаветграде).

Поэтому получить в подарок такую книгу, где есть воспоминания о профессоре живописи А.А.Осмеркине, для музея его имени очень символично, ведь в этом году исполняется 125-летие со дня рождения художника и педагога Александра Александровича Осмеркина.

Искренняя благодарность за это младшему сыну Г.Н.Зелинской-Платэ — Феликсу Альфредович Платэ, который, к стати, очень внимательно относится к музейным сокровищницам. Как внук профессора Московского университета, основоположника органического катализа и нефтехимии, академика Н.Д.Зелинского, Ф.А.Платэ передал в дар Московскому университета картины кисти своей матери Г.Н.Зелинской-Платэ «В лаборатории Н.Д.Зелинского» и «Портрет профессора Б.М.Беркенгейма», а также Мемориальному дому-музею Н.Д.Зелинского в г. Тирасполе (Приднестровье) семейные фотографии, переписку ученого, вырезки из газет 1930-х-1940-х годов с обширными материалами, посвященными Н.Д.Зелинскому, пригласительные билеты в честь 220-летия Академии наук СССР, официальные поздравительные документы и две картины, среди которых «Портрет Н.Д.Зелинского» работы художника Г.С.Верейского. А Верхнемамонскому музея крестьянского быта в Воронежской области Феликс Альфредович передал «Портрет Героя Советского Союза Ильи Фирсова», написанный Раисой Николаевной в 1942 году в Котлы, где она с семьей находилась в эвакуации.

Именно об этом периоде жизни Г.Н.Зелинская написала в своей статье «А.А.Осмеркин в Котлы», опубликованной в монографии «Осмеркин. Размышления об искусстве. Письма. Критика. Воспоминания современников» (Москва, 1981), а также о том, как А.А.Осмеркин приехал в Казань по приглашению режиссера А.Д.Дикого работать главным художником над спектаклем «Горячее сердце» к 120-летию А.Н.Островского в русском драмтеатре и предложил своей ученице, как пишет Раиса Николаевна: «сделать костюмы к этому спектаклю». «Во время войны Александр Александрович Осмеркин оставался в Москве. Нас, его учеников и дипломников Московского художественного института, судьба разбросала по разным местам. Я с семьей оказалась в Котлы, где преподавала живопись и рисунок в художественном училище. В июне 1942 года я получила от Александра Александровича письмо, которое цитирую почти целиком: «…недавно только оправился после тяжкой болезни – крупозное воспаление легких, а сейчас сердце. Но духом я бодр и полон самого здорового оптимизма и веры в то, что наша страна «искупит Европы вольность, честь и мир», что за нашим искусством великое будущее, т.е. по вашим поколением художников будущее…», — вспоминала Раиса Николаевна Зелинская, а много лет спустя передала это письмо в музей своего Учителя – Александра Александровича Осмеркина.

Раиса Николаевна Зелинская-Платэ – Человек-эпоха. И я благодарна судьбе, что подарила мне в свое время незабываемые встречи с этой необыкновенно обаятельной Женщиной, очень талантливой Художницей и невероятно светлой Личностью.

«Все чудеса в жизни сохраняются только благодаря людям, причем людям бескорыстным, любящим дело, которым они занимаются…» (Г.Н.Зелинская-Платэ).

директор
художественно-мемориального
музея А.А.Осмеркина,
г. Кропивницкий

 
 
 

Подарок музею Александра Осмеркина сделала Раиса Зелинская-Платэ
 

Подарок музею Александра Осмеркина сделала Раиса Зелинская-Платэ

 


 
 
 

Подарок музею Александра Осмеркина сделала Раиса Зелинская-Платэ
 

Подарок музею Александра Осмеркина сделала Раиса Зелинская-Платэ



 

Подарок музею Александра Осмеркина сделала Раиса Зелинская-Платэ

 

Подарок музею Александра Осмеркина сделала Раиса Зелинская-Платэ

 

Подарок музею Александра Осмеркина сделала Раиса Зелинская-Платэ

Зелинская Г.Н.1961
Бумага, карандаш
42х59

 

Зелинская Г.Н.Холст, масло
60х45


Источник

Добавить комментарий