Поэтесса и художница Элеонора Зима рассказала семейные секреты в Музее Рыльского

Поетеса і художниця Елеонора Зима розказала родинні секрети в Музеї Рильського

Поетеса і художниця Елеонора Зима розказала родинні секрети в Музеї Рильського

В Голосеевской усадьбе-музее Н.Рильского состоялась очередная встреча в рамках проекта «Семейный альбом украинской истории». На этот раз нашей гостьей была поэтесса и художница Элеонора Зима.

Общаться с Элеонорой Самійлівною – ни с чем несравненное наслаждение. О чем бы она не рассказывала – обязательно возвышенно, весьма эмоционально и, главное, чрезвычайно интересно!

Первое же госпожа Элеонора заинтриговала сотрудников Музея неизвестной до сих пор историей об увлечении молодого еще Максима Тадеевича жительницей села Кривое (это недалеко от Романовки – родового села Рыльских) красавицей Аннушкой Буцькою, тетей мужа Е.Зимы. Правда, эта романтическая история закончилась довольно прозаично:
— Зачем тебе тот обедневший господин, — сказал Анечки о Рыльского ее отец, — я тебя лучше комиссара видам.
И выдал. Позже, во второй половине 1920-х, этот комиссар руководил образованием на Попільнянщині…

Другая история – не менее увлекательная – о мужниного деда.

В начале прошлого столетия в селе Кривом появился неизвестный. Прибыл откуда-то іздалеку, по произношению слышно — не из местных. Настоящей его фамилии никто не знал, но все называли Петром Белым. Поселился на краю деревни, нанялся пасти людям скот. Имел этот мужчина одну особенность – то, что сегодня называют харизмой. Легко сходился с людьми, как-то незаметно завоевывал авторитет и, как следствие, имел огромное влияние на окружающих. В 1905-м стал организатором большого крестьянского бунта на Житомирщине, огласка о который прокатился по всей империи и даже за ее пределами. А уже в 1907-м году сам Ленин инициировал приглашение Петра Белого (кстати, эсера, а не социал-демократа) на 5-й съезд РСДРП, проходившем в Лондоне. Мужчине оказали документы на другое имя, выдали бричку, деньги и… бабенку. По выдуманной легенде Петр должен был ехать в Англию якобы с целью жениться на этой женщине. Так вот, приезжает он в Лондон, знакомится с Лениным, но… отношения между ними не складываются: Петр отклонил все предложения Ильича о сотрудничестве. Ну очень уж лидер большевиков ему не понравился. А еще больше — его жена Надежда Крупская…

Поетеса і художниця Елеонора Зима розказала родинні секрети в Музеї Рильського

Как бы там не было, но потраченные на путешествие деньги нужно было отрабатывать. Поэтому Петр Белый согласился нелегально переправить через границу тираж щойновидрукованої газеты «Искра». Все вроде обошлось, и он без проблем добрался Кривого. Но дома его ждал сюрприз: его настоящая жена, лагерная цыганка Анна, что никогда не выпускала изо рта трубки, розконспірувала мужа и устроила ему грандиозный шкандаль: «Я тут с тремя детьми загинаюся, а ты с хвойдами по заграницам развлекаешься!». С этими словами она начала так неистово лупить ухватом Петра, что тот еле успел спрятаться в погребе. Более того, в приступе неконтролируемой ярости она разбросала во дворе весь тираж «Искры». Именно в этот момент в дом зашла полиция (добрые люди успели оперативно донести), собрала разбросанный революционный компромат и арестовала Петра. Впоследствии его этапировали в Сибирь. По дороге до конечного пункта назначения ему пришлось задержаться на станции Зима. С тех пор у Петра появилось революционное псевдо. С годами оно так прилепилось к політкаторжанина, что тот не только стал официально называться Петром Зимой, но и подарил это фамилия всем своим потомкам…

В годы военного коммунизма он умудрился организовать в Кривом сельскохозяйственный кооператив, куда принимали далеко не всех желающих, а только непьющих и найроботящіших (а значит зажиточных) крестьян. Предприятие во многом продолжило дело выдающегося односельчанина Иосифа Юркевича (1855 – 1910) – старогромадівця и организатора кооперативного движения еще в дореволюционной Украине. Талантливый селекционер Иосиф Магомет, которого Петр Зима привез в деревню из ссылки, подарил кооператорам выведенный им сорт яблок. И таких, что их продавали на экспорт – Польша платила за них золотом! Ленин ставил этот кооператив в пример, а П.Зиму считал образцовым хозяйственником. Поговаривали, что и свою известную статью «О кооперации» он написал, когда узнал об успехах украинских аграриев из Кривого. На то время это было едва ли не единственное полностью электрифицированное село в Сквирском уезде, и «лампочка Ильича» здесь совершенно ни к чему: еще до революции упомянутый выше доктор Иосиф Юркевич (кстати, близкий друг Тадея Рыльского) построил на реке Ирпень гидроэлектростанции. Из охваченного голодом Киева сюда перебрался композитор Борис Лятошинский – он руководил сельским хором. А известный ученый Андрей Киселев (автор многих учебников по математике) преподавал сельским ребятишкам в местной школе.

Во второй половине 1920-х, после свертывания политики Нэпа и с началом принудительной коллективизации, счастливая эра в жизни кооператива закончилась. Нечего и говорить, что Петр Зима враждебно отнесся к превращения свободных крестьян в колхозных рабов, а после Голодомора и ареста двух своих сыновей Григория и Иосифа (обоим повезло выжить в сталинских лагерях и в 50-х вернуться домой) даже пытался причинить себе смерть…
Третьего сына и отца Елеонориного мужа Леонида Зиму с началом немецко-советской войны мобилизовали в армию. В августе 1941-го он погиб здесь, в Голосеево, защищая Киев.

— Вале было 5 лет, когда отец погиб, — рассказывает госпожа Элеонора про своего мужа – внука Петра Зимы, — он имел врожденный порок сердца. Но благодаря настойчивости и регулярным занятием йогой и гимнастикой он создал себе эталонное тело. Когда мы познакомились, мне было 16 и я имела длинную русую косу. Моя мама водила меня к нему на свидание. С детства я мечтала стать художницей, хотя и училась в физико-математической школе. Но Валентин убедил меня подавать документы на физический факультет КГУ им.Т.Шевченко, где в начале 60-х учился в аспирантуре (со временем он стал не только моим мужем, но и профессором, доктором биологических наук и заведующим кафедрой биофизики). Его очень любили студенты. 18 мая 2005-го он трагически погиб. Поехал в Канев на научную конференцию, в свободное время пошел на Каневское водохранилище (был прекрасным пловцом). Заплыв очень далеко, и когда прихватило сердце – рядом не было никого, кто мог бы помочь…

Дело Валентина Зимы (1936 – 2005) продолжил сын Александр, который также стал профессором биофизики, правда не Киевского, а Чикагского университета. Специально под него американцы создали лабораторию, где с помощью нанотехнологий проводят апробацию новых лекарств (при этом отпадает потребность в убийстве подопытных животных).

Дочь Елена стала молекулярным биологом. А вот ее сестра Оксана Олифер-Зима выбрала кардинально другую профессию: она художник-дизайнер трикотажных изделий. Женщина рассказала трогательную историю, как в конце 80-х годов, еще до поступления в Институт легкой промышленности, она работала вязальщицей 5 разряда в экспериментальном цехе Республиканского дома моделей трикотажных изделий. Однажды к ней подошла мастер и поручила весьма ответственное и деликатное задание: в кратчайший срок связать мужские рейтузы, а если точнее – теплые кальсоны с гульфиком. И только потом Оксана узнала, что этот изделие очень понравился самому Владимиру Щербицкому, тогдашнему руководителю СССР (собственно, для него и исполнялось это срочный заказ). 22-летнюю Оксану очень хвалили и даже приняли в ряды КПСС. Правда, при поступлении в институт это ей не помогло – Советский Союз неожиданно распался, а компартию запретили…

Сама же Элеонора Зима до самой пенсии работала научным секретарем кафедры электрофизики радиофизического факультета КНУ им.Т.Шевченко. В ее лице гармонично соединились две стихии: физиков и лириков. Она пишет стихи и не забывает об увлечении детства – рисование. Особенно любит портретный жанр. Ба больше, даже в этом деле она сделала изобретение. Глаза рисует карандашом-стеклографом, поэтому они и получаются у нее особенно выразительными.

А 2005-го года, во время презентации в Украинском доме щойновиданої сборника сонетов выдающегося поэта-неоклассика, Максим Рыльский-внук подписал и подарил ей один экземпляр. Случайно книга упала на пол и раскрылась на странице, где был напечатан сонет Максима Тадеевича «Моей Ленорі». А именно так называют Элеонору ее родные и друзья!

Нет, тебя нет, нет на свете,
Ты появилась в ночь осеннюю,
И уста твои, уста полураскрытые
Я встретил благоговейно, как святыню.

Ты появилась тихо, чтобы меня разбудить,
Сверкнут и развеяться тенью,
И навеки в сердце воспоминание оставить
Про сладкую ночь, ясную и синюю.

Проплывают чистые женские образы,
В их я отблеск — отблеск твой ищу…
Те же губы, те же незглибимі искры-глаза,

А чего-то нет. Чего? Не знаю, —
И колышет сердце вечная боль и мука…
Нет, нет тебя на свете, білорука!

МАКСИМ РЫЛЬСКИЙ
Впервые опубликовано в сборнике «Под осенними звездами», 1918.

Девичья фамилия Элеоноры Самойловне Зимы – Синица. И именно ее «Песню синички» взял в свой репертуар детский хор «Колокольчик». В ней есть такие слова:

Я твоей весны лазореве малыш,
Птички Синей счастье – мгновенная грайлинка,
Я вода в ручейке, серебряно поет:
«Я твоя маленькая Украинка»!…

Счастливых и вдохновенных полетов Вам, госпожа Леноро!


Источник

Добавить комментарий