Показатели успешности художественных музеев

Показники успішності художніх музеїв

Показники успішності художніх музеїв

Максвелл Андерсон — один из самых влиятельных деятелей музейной сферы в США. За его плечами — работа на ключевых должностях в Метрополитен-музее, Музее американского искусства Уитни, Художественной галерее Онтарио, Художественном музее Индианаполиса, Музее искусств Далласа и Ассоциации музеев США. В 2004 году по заказу Института лидерства Гетти Андерсон провел исследование, посвященное системе оценки успешной работы музеев, результатом которого стало эссе, русский перевод которого опубликовал «АРТГИД».

В исследовании проанализирована американская музейная система, и хоть со времени написания эссе прошло 12 лет, которые принесли изменения, в частности, и появление социальных сетей, однако в целом вопросы, которые поднимает автор, актуальны и будут интересны для нас с вами. Особенно, учитывая, что в Украине пока не существует критериев эффективности любого музея. Ниже приводим текст статьи на языке официального (разрешенного) перевода.
__________

Крупнейшие американские музеи привлекают значительное количество посетителей: только в 2002 году их посетило более 100 млн человек — это больше, чем посещаемость спортивных событий. Музеи хранят произведения искусства, чья стоимость достигает миллиардов долларов, проводят выставки, определяющие культурный сезон в крупных метрополиях, и являются предметом гордости местных жителей. В состав совета директоров крупных музеев изобразительного искусства входят самые состоятельные и влиятельные члены местного сообщества. Для градостроителей и мэрии «знаковая» архитектура музеев важна так же, как и архитектура спортивных стадионов. В целом музей изобразительного искусства считается неотъемлемой частью инфраструктуры любого города или региона.

Кажется, что музей это богатая, влиятельная и привилегированная структура, которая служит на благо общества. Однако не все так радужно. Сегодня среди американских музеев как никогда сильны разногласия в приоритетах музейного дела. То музеи, которые не задаются такими вопросами, скорее всего, не вполне понимают ту роль, которую они играют в обществе. Цель этого эссе — преодолеть неопределенность, существующую среди крупнейших музеев, предложил методы, благодаря которым можно выделить и оценить основные показатели успешной работы музеев изобразительного искусства. Я надеюсь, что предложенные методы будут полезными для всех музеев, как крупных, так и небольших.

Источник разногласий лежит в том, что на данный момент не существует единогласно одобренного и принятого метода измерения успешной работы музеев. Пятьдесят лет назад она измерялась так же, как и работа библиотек в то время главными параметрами были важность и размер коллекции. Однако сегодня этот параметр почти не имеет веса.

Успешность музеев изобразительного искусства сложно оценить и измерить прежде всего потому, что за последние годы основные приоритеты музея сместились вот расширения коллекции к привлечению внимания аудитории. При этом музеи не смогли найти нужный баланс между этими двумя задачами и определить лучшие практики в работе с аудиторией. В целом такое смещение приоритетов среди музеев можно только приветствовать: если раньше все ресурсы музея тратились на то, чтобы сохранять накопленное богатство, то теперь они используются в образовательных целях, а также для того, чтобы улучшить опыт посещения музея. Стивен Вейл считает, что социальная функция музея, или, как он выражается, «положительное влияние на аудиторию»[1], играет первостепенную роль. Он также отмечает, что у музея изобразительного искусства может быть множество функций, что усложняет задачу, которую я ставлю себя в этом эссе. Вейл с оптимизмом заявляет, что музеи должны соревноваться между собой не за самые лучшие выставки или высокую посещаемость, но за то, чтобы «менять мир к лучшему». Это, несомненно, стоящая цель, однако, чтобы достичь ее, нам необходимо дать музейщикам инструменты, которые позволили бы им измерить не только конечный результат, но предпринятые для его достижения шаги. Без таких инструментов музеи продолжат развивать традиционные сферы деятельности, которые Вейл называет не результатами, а «действиями».

Хотя пресса с огромным интересом следит за посещаемостью музеев, как будто это один из самых главных показателей успеха, продажа билетов составляет в среднем 12-15% дохода музея. Несмотря на эти низкие показатели, в некоторых штатах США временные выставки и публикация приуроченных к ним каталогов с недавних пор считаются полностью коммерческой деятельностью[2]. Такое развитие событий ведет к пересмотру статуса музеев, которые все меньше рассматривают в качестве общественной организации, не облагаемой налогами. В США музеи платят налог на доход от неосновных видов деятельности (UBIT), которым облагается продажа продукции, не носящей образовательный характер. С тех пор как весной 2004 года в Финансовом комитете Сената США начались слушания о злоупотреблениях налогообложением среди некоммерческих организаций, растет вероятность того, что работа музеев будет все более регулироваться. Вероятнее всего, выставки, которые преследуют скорее коммерческие, нежели образовательные цели, будут расцениваться как товары с логотипом: продукт деятельности некоммерческой организации, который, однако, полностью облагается налогами.

Показники успішності художніх музеїв

Вид экспозиции выставки «Америку трудно разглядеть» в Музее современного искусства Уитни, Нью-Йорк. 2015. Фото: © Nic Lehoux

Хотя сегодня музеи сталкиваются со многими сложностями, определение показателей их успеха и качества работы является приоритетной задачей. Финансирование музеев постоянно уменьшается, тогда как расширение помещений требует все больших вложений. Доноры, будь то государство, корпорации, фонды или частные меценаты, все чаще требуют доказательств того, что их поддержка приносит плоды. Без единых показателей успеха музеям будет все сложнее показать свою эффективность. Майкл Джейнуэй, бывший руководитель программы журналистики в области искусства Колумбийского университета, «обеспокоен тем, что фондовая поддержка музеев не отправится после кризиса, даже если целевой капитал (эндаумент) придет в норму. “Все музеи говорят, что, когда рынок оправится, увеличатся и их целевые капиталы и гранты, но все они находятся под большим давлением со стороны совета директоров, который хочет, чтобы музеи показывали большую производительности и измеримые результаты, — говорит он. — Однако в нашей области измерять успех и эффективность не так-то просто”»[3].

Частные меценаты, которые основавшего многие музеи изобразительного искусства США и которые остаются их главной надеждой благодаря налоговым льготам, тоже все чаще требуют от музеев отчетности. «Венчурные филантропы» не менее заинтересованы в том, чтобы оценивать свои инвестиции в некоммерческие организации. Новое поколение меценатов, среди которых есть влиятельные коллекционеры и бизнесмены, получают все больше влияния в совете директоров музеев.

Вопрос о единых определениях успешной работы музеев изобразительного искусства никогда не стоял так остро. Так как в последние годы таких определений стало очень много, то оценить успех музеев становится все сложнее. Недавний поиск в Google по словосочетанию success + art museums («успех» и «художественные музеи») выдал более 105 000 результатов. Тридцать лет назад Смитсоновский институт провел титаническое исследование о параметрах успеха музейных образовательных программ[4]. Теперь определений успеха столько же, сколько и самих музеев, что производит директоров музеев в замешательство и дает попечителям и прессе возможность поощрять легко измеримую типы деятельности музея, вместо действительно важных, но трудно измеримых.

В словаре Мерриам-Уэбстер «успех» определяется как «положительный результат» или «достижение желаемого». Еще одно определение — «признание, состоятельность и высокое положение», и оно в случае с музеями обогнало первые два. В своем эссе я попытаюсь доказать, что первые определения играют все же более важную роль, а также предложить несколько путей, благодаря которым профессионалы музейного дела и волонтеры могли бы вместе определить первостепенные цели музеев изобразительного искусства.

Я сделаю два допущения. Во-первых, я считаю, что музеи изобразительного искусства это прежде всего образовательные структуры. Под этим я имею в виду то, что ставя развлечение выше образовательных целей, музеи действуют в собственный урон. Во-вторых, я уверен, что положительный эффект от приобретения произведений искусства для коллекции, их хранения, публикации, интерпретации, анализа и выставочной деятельности куда важнее и глубже, чем организация временных выставок. И наконец, я уверен в том, что музеи, полагающиеся на меценатов, функционируют лучше и свободней чем то, что полагаются на продажи билетов и сувениров и организацию разного рода событий.

Показники успішності художніх музеїв

Скульптура Сальваторе Альбано «Падшие ангелы» в холле Бруклинского музея, Нью-Йорк. Источник: occupybustour.wordpress.com

Хотя временные выставки привлекают больше всего внимания со стороны посетителей и прессы, в конечном итоге они становятся все более убыточными, отвлекают музей вот образовательной деятельности и задач, связанных с коллекцией, и формируют нездоровую зависимость от быстрых временных решений вместо долгосрочного планирования.

Дирекция музеев тратит огромное количество усилий на организацию временных выставок, так как они являются информационными поводьями для прессы, демонстрируют конкурентоспособность музея, дают возможность организовывать развлекательные события и увеличивать количество «друзей музея». Бухгалтерия и финансовые отделы музеев чувствуют давление сверху и описывают временные выставки в положительном ключе. Их посещаемость — первое, о чем сообщают на телеканалах после кассовых сборов блокбастеров. Однако, в отличие от голливудских фильмов, которые снимаются публичными компаниям, обязанными открыто публиковать свои расходы на производство фильма, музеи не обязаны этого делать и редко рассказывают о реальных расходах, сопряженных с организаций временных выставок.

Выставочные бюджеты покрывают прямые расходы, связанные с организацией временных выставок: исследование, страхование, транспортировка, монтаж и маркетинг. Однако если учитывать косвенные и дополнительные расходы, то очень немногие выставки оказываются прибыльными. Косвенные расходы могут быть очень высокими. В них могут входит и оплата рабочего времени, которое высококвалифицированные сотрудники музея тратят на организацию выставки, и альтернативные издержки, связанные с обслуживанием основной коллекции музея, и оплата сверхурочных сотрудникам, которые работают с посетителями, занимаются маркетингом, организацией событий и работой над каталогом выставки (а эго покупает всего 5-8% посетителей). Все эти расходы приводят к нерентабельности выставок, но при этом никогда не упоминаются наравне с прямыми расходами. Как и каталоги, непроданная сувенирная продукция хранится на складе и зачастую просто списывается аудиторами. К счастью, некоторые крупные выставки приносят положительные образовательные и финансовые результаты. Однако в связи с постоянно увеличивающимися расходами музеям приходится идти на компромисс при выборе произведений, которые они могут привезти, тогда как производство сувенирной и маркетинговой продукции становится обязательной частью любой временной выставки. То есть образовательными целями выставок постепенно жертвуют ради увеличения посещаемости.

Показники успішності художніх музеїв

Вид экспозиции выставки «Танцы вокруг невесты. Кейдж, Каннингем, Джонс, Раушенберг и Дюшан» в Музее искусств Филадельфии. 2013. Фото: Констанс Менее для Музея искусств Филадельфии

Если об увеличение посещаемости музеи отчитываются регулярно, то в доходам о продаже билетов едва ли. Может показаться, что очереди и толпы в музеях говорят об их финансовом благополучии. Всем нравится видеть музеи, которые вовлекают аудиторию в свою деятельность. Однако большинство посетителей — это «друзья музея», которые проходят по «клубным» билетам (зачастую благодаря скромному членскому взносу), обладатели льготных карт, группы, школьники, сотрудники других музеев, тусовщики, идущие на организованное в музее событие, люди, которых интересует музейный магазин или кафе, и все другие категории посетителей, из-за которых доход от продажи билетов сводится к минимуму. Некоторые из них приходят на выставку несколько раз, что дискредитирует статистику посещаемости в принципе.

Более того, реальную посещаемость невозможно проверить, поэтому музеи часто округляют цифры по разным причинам: например, чтобы повлиять на государственное финансирование, казаться конкурентоспособными среди других музеев или из-за боязни распространенного, но ложного мнения о том, что если посещаемость музея не увеличивается каждый час, значит, он стагнирует.

Третье ложное представление об успешной работе музеев заключается в том, что количество «друзей музея», которые платят самый маленький членский взнос, показывает, насколько музей важен для местного сообщества, а также приносит доход. Музеи действительно находятся в активном поиске людей, согласных стать «друзьями музея» за скромный членский взнос. Однако зачастую эта инициатива нерентабельна. Членский взнос, составляющий в среднем $35 в час, приносит музеям только убытки, если учесть, что на эту программу нужно выделить отдельных сотрудников, а также бюджет на маркетинг, события, печать и отправку материалов, к этому еще необходимо присовокупить утраченный доход от продажи билетов. Только начиная с членского взноса размером $150 музеи начинают получать прибыль от такой программы. Но людей, готовых заплатит $150, проще искать среди тех, кто уже обладает членством за $35, чем находит тех, кто сразу же готов внести «полную» сумму, и именно поэтому музеи активно продвигают дешевое членство. Кроме того, за количеством «друзей музея» тщательно следят другие структуры, так как считается, что оно показывает, какое место музей занимает на рынке.

Тот факт, что рост количества «друзей музея» напрямую зависит от льгот на билеты на временные выставки, которые часто стоят очень дорого, говорит о многом. Количество «друзей» растет в зависимости от нерегулярных событий и не отражает лояльность к музею. Основная мотивация — не филантропические порывы, а гонка за скидкой и выгодой. Поэтому рассматривать внушительные списки «друзей музеев» в качестве доказательства их успешной работы с местным сообществом представляется неверным подходом.

Показники успішності художніх музеїв

Вид постоянной экспозиции Музея искусств Далласа. Фото: Андреас Префке

Три ключевых показателя — количество больших выставок, посещаемость и количество «друзей музея», — дают не просто проблематичную систему оценки работы музеев, но зачастую обманчивую. Напрашивается вопрос: почему же многие используют их, чтобы оценивать музейную работу? Все потому, что они напоминают систему оценки, принятую на других типах рынков (рынке художественных фильмов, например), их легко документировать, использовать в отчетности и показывать в положительном свете. Но лидеры музейного дела могут совместными усилиями разработать новую оценочную систему, которая более точно отражала бы долгосрочное здоровье и нынешнее состояние музея, и доказать ее эффективность.

Новую оценочную систему можно считать эффективной, только если она будет соответствовать трем следующим параметрам:
1. Иметь прямую связь с ценностями и миссией музея.
2. Выступать в качестве надежного показателя долгосрочного здоровья музея с организационной и финансовой точек зрения.
3. Быть легко проверяемой и используемой для отчетности.

Лидеры музейного дела должны обосновывать успех музея, не обращаясь к таким показателям, как посещаемость, количество выставок и участников программы «Друзья музея», так как эти цифры создают только видимость успеха. Роль музейной администрации должна заключаться в диагностике здорового функционирования музея, а не в цитировании статистики, которая может быть эфемерной и не иметь ничего общего со снижающейся эффективностью работы музея.

Показники успішності художніх музеїв

Скульптура Роберта Индианы перед входом в Художественный музей Индианаполиса. Источник: justlikethenumber.com

Приведенные ниже показатели успеха в работе музея отвечают приведенным выше трем требованиям (связь с миссией музея, долгосрочность и контролируемость):

1. Качество опыта.
2. Выполнение образовательной задачи.
3. Популярность и репутация.
4. Приоритеты и достижения менеджмента.
5. Уровень и разнообразие кадров.
6. Стандарты попечительского управления.
7. Размер и качество коллекции.
8. Вклад в научную деятельность.
9. Вклад в реставрационную деятельность.
10. Качество выставок.
11. Использование помещения музея в соответствии с его миссией.

Объективная оценка этих одиннадцати характеристик музея — и «действий», и «результатов» — может показать разрыв, существующий между заявленной миссией музея и его реальной деятельностью. Это в свою очередь может привести к пересмотру приоритетов музея и перераспределению средств.

Качество опыта посещения музея — не только один из самых сложных для измерения, но также и один из самых важных показателей. Измерить «резонанс и любопытство», которые вызывает произведение искусства, невероятно сложно[5]. Вопросы, которые можно задать посетителям, чтобы пролить свет на качество прожитой в музее опыта, ненаучны и, более того, часто являются наводящими, то есть субъективными. Тем не менее этот показатель лучше всего отражает то, насколько качественно и эффективно музей работает с посетителями. Вопросы в рамках этой категории связаны с тем, как посетитель реагирует на коллекцию, насколько хорошо усваивает информацию, а также с прогнозами будущего поведен и действий посетителя и сегментацией аудитории музея. Кроме того, благодаря опросам музей должен получить информацию о том, как люди воспринимающие эго по отношению к вторым культурным структурам, существующем в рамках местного сообщества, а также о реакции посетителей на то или иные инициативы или предложения музея.

У музея есть много обязанностей, связанных с аудиторией, и то, насколько успешно он их выполняет, очень сложно оценить. Для того чтобы добиться более показательных результатов, демография аудитории музея должна как можно точнее совпадать с реальной демографией местного сообщества. Кроме того, музеи должны учитывать не количество «друзей», а количество посещений каждого из них. В отличие от данных о посещаемости, было бы полезней знать, какое количество посетителей заплатил полную цену за билет, а какое прошло по льготным билетам или бесплатно. Если вход в музей бесплатный, то стоит учитывать количество людей, прошедших в залы (а не в ресторан, книжный магазин или на корпоративные события). Продолжительность посещения сайта музея и количество часов, в течение которых залы открыты для посетителей, тоже являются важными показателями качества предложенного музеем опыта.

Речь идет о том, насколько качественно музей выполняет образовательные задачи. Начать стоит с подсчета часов, которые менеджеры образовательных программ тратят на исследование и измерение эффективности применяемой в музее теории музейного образования и интерпретации коллекции. Количество школьников, посещающих музей группами, — еще один базовый показатель. Количество разрешений, выданных студентам художественных и архитектурных школ на работу над набросками в залах музея, количество лекций по искусствоведению, посетителей таких лекций, произведений из коллекции, размещенных на сайте музея, а также доходы от образовательных программа можно использовать в качестве показателей, измеряющих успешность музея.

Показники успішності художніх музеїв

Посетители Музея современного искусства, Нью-Йорк перед картиной Винсента Ван Гона «Звездная ночь». Фото: © Department of Visual Arts; Western University

Репутацию музея можно измерить разными методами, однако большинство из них трудно выразить в количественном эквиваленте. Тем не менее некоторые их них все-таки показательны. Начнем с местной репутации. Количество волонтеров, которые тратят пять или больше часов в неделю на работу в музее, — один из важных показателей. Можно считать, что то музеи, которые привлекают больше всего волонтеров, пользуются и большей поддержкой местного сообщества. Лакуны, существующие между репутацией музея и его задачами, можно заполнить благодаря исследованию, в рамках которого необходимо предложить респондентам сформулировать ключевую миссию музея, а затем посмотреть, насколько их ответы совпадают с заявленной миссией. Кроме того, полезно будет узнать процентное соотношение респондентов, которым понравился их опыт посещения музея, которые стали лучше понимать то или иное произведение искусства и которые хотят вернутся в музей в ближайшем будущем.

Теперь вернемся вот к местной национальной и международной репутации музея. Здесь важным показателем может быть количество посетителей из других регионов. Такие посетители, скорее всего, выберут известный музей с хорошей репутацией нежели наоборот. Количество обычных и электронных писем от посетителей является еще одним показателем для оценки репутации музея. Больше всего информации в этом отношении дадут письма с положительными отзывами. В целом количество упоминаний музея в Google и других поисковых системах является хоть и грубым, но показательным методом измерить популярность и репутацию музея. Например, поиск в Google, который я осуществил во время работы над этим эссе, выдал такие результаты по музеям в двух крупных городах, Нью-Йорке и Париже: Метрополитен-музей — 1,1 млн упоминаний, Музей современного искусства — 817 тыс., Музей Гуггенхайма — 607 тыс., Музей Уитни — 301 тыс.; Лувр — 1,6 млн упоминаний, Центр Помпиду — 483 тыс., Музей Орсэ — 242 тыс. и Музей Пабло Пикассо — 26 тыс. В каждом случае нам на интуитивном уровне кажется, что количество упоминаний отражает реальную популярность и репутацию музея.

Чтобы пролить свет на эффективность работы музейной администрации, стоит посмотреть на то, сколько целей, заявленных в стратегическом плане развития музея, было достигнуто. Кроме того, стоит задокументировать, какого сокращения бюджета удалось добиться благодаря стратегическому понижению трат в отдельных сферах деятельности музея в противовес повсеместным сокращениям. Количество бездефицитных бюджетов за последние пять лет — еще один полезный показатель. Чтобы понять приоритеты, администрации музея нужно просто взглянуть на то, как распределен бюджет на приобретение новых произведений для постоянной коллекции, кураторской деятельности, реставрации и хранения. Важно также знать в денежном соотношении, сколько наград и грантов музей получил от государства и частных фондов.

Уровень персонала легко понять, посмотрев, сколько хранителей и сотрудников, занятых в образовательной деятельности, работает в музее по сравнению с другими типами кадров. Для крупных музеев важную роль играет и признание со стороны других музеев: сколько резюме музей получил для каждой вакансии? Также важно знать, сколько сотрудников, представляющих разные меньшинства, управляют командой от двух и более человек.

Эффективность попечительского совета поможет понять, стоит ли ждать вот музея качественного выполнения поставленных задач и ключевой миссии. Проведите ежегодный опрос среди попечителей, чтобы понять, кто из них сможет без подсказки сформулировать заявленную миссию музея и рассказать, как она менялась со временем. Другая интересная и полезная статистика — количество попечителей, которые могут сформулировать распределение ролей между попечительских советом и директором музея и привести примеры. Какие операционные траты были оплачены из целевого капитала — еще один показатель здорового функционирования музея в долгосрочной перспективе. Если речь идет о цифре ниже 20%, то, скорее всего, в музее принято среднесрочное планирование. Оценка доходов от пожертвований поможет понятий, какое давление оказывается на сотрудников музея совета компенсации дефицита. Оценка вклада попечителей также является важным показателем: сколько произведений искусства они передали в дар музею? Жертвовали ли суммы, которые равны или превышают 1% от текущего бюджета музея? Сколько попечителей входит в советы других музеев изобразительного искусства?

Показники успішності художніх музеїв

Зал римской скульптуры в Музее Метрополитен, Нью-Йорк. Источник: wirednewyork.com

Традиционный показатель высокого статуса музея — качество эго коллекции. Качество измерить сложно, однако можно посчитать, сколько произведений искусства музей дал для выставок в других музеях, что является ключевым показателем качества коллекции в глазах экспертов. Также стоит учесть процентное соотношение этих работ к общему количеству выставляемых произведений. Менее показательный, но не менее важный параметр — количество произведений из определенной коллекции, которые выставляются в залах и хранятся в запасниках.

Научная деятельность и публикации — один из традиционных показателей качества работы музея. Стоит посчитать количество статей, которые сотрудники музея опубликовавшем в научных журналах, и готовящихся исследований в самой коллекции. Кроме того будет полезно установить, сколько научных трудов и книг хранится в библиотеке музея, сколько кураторов и хранителей преподает в университетах и участвует в научных конференциях.

То музеи, в которых есть реставрационные отделы, могут использовать в качестве индикаторов количество реставраторов, работающих в музее на полную или сокращенную ставку, количество их публикаций, а также произведений, которые были отреставрированы за последнее время. Эти параметры отражают, насколько музей серьезно подходит к сохранению своего самого важного актива — своей коллекции. Для тех музеев, где реставраторы работают на неполную ставку или только консультируют музей, такая статистика не менее важна.

Сегодня существует тенденция сводить успех выставок исключительно к посещаемости. Однако выставки нужно оценивать в зависимости от того, какой результат они дают: количество каталогов, насчитывающих более 75 страниц и опубликованных музеем за последние пять лет; количество выставок, на которых от общего количества показанных работ треть ранее не выставлялась; количество выставок, где было показано более десяти работ из музейной коллекции; общее количество выставок, организованных музеем, которые затем были показаны в других музеях страны и за рубежом за последние три года.

Сам факт расширения музейных зданий принято считать большим достижением. Однако зачастую просторные залы, коридоры и громкие архитектурные проекты никак не помогают музея выполнять его миссию. Музеи должны учитывать два типа статистики: какой процент помещений используется для размещения постоянной экспозиции и какой — для временных выставок. Сады и парки со скульптурами нужно учитывать как отдельную категорию.

Благодаря этим параметрам музеи смогут лучше понятий и оценить то, насколько успешно и качественно они выполняют свою миссию и работают с местным сообществом. Они не дадут музеям исчерпывающего и научного результата, но позволят им узнать массу важной информации о себе и своей работе. А если на все эти вопросы ответит достаточное количество музеев для того, что набралась критическая масса, то музейное сообщество будет иметь на руках уникальные и полезные данные. Возможно, в будущем эти параметры смогут помочь в формирования приоритетов и оценки работы музеев.

Показники успішності художніх музеїв

Монтаж выставки «Современная живопись» в Музее современного искусства Сан-Франциско. 2012. Фото: Вилла Кеэрнер

Это исследование поможет музеям понятий, насколько они качественно выполняют свою миссию, а не оценить свой размер, эффективность и предпринимательский успех. Ответы должны содержать информацию о показателях в последнем финансовом году, если не указано иное.

* Вопросы, ответы на которые требуют ежегодного маркетингового исследования.
** Вопросы, ответы на которые тре буют данных исследований за два-три года, не меньше.

Процент опрошенных, которые считают, что посещение музеи дало ым:
1. Ощущение душевного подъема, будто с их плеч сняли груз*.
2. Осознание ценности определенных работ, периода в истории искусств или направления*.
3. Более глубокое понимание того, почему одни произведения искусства важнее других*.
4. Желание вернутся в музей в ближайшем будущем*.
5. Отношение к музею, как к важной культурной точке города среди местного населения*.
6. Статус музея среди художников, которые считают его важной частью своей жизни и работы*.
7. Статус музея среди учителей местных школ, которые считаю его важной частью а) школьных занятий или b) внешкольных программ*.
8. Процент человек, опрошенных неделю спустя посещения музея, способных вспомнить три или больше работ, которые произвели на них большое впечатление*.
9. Статус музея среди местных школ и университетов, которые считают его важным источником знаний*.
10. Среднее количество времени, которое посетители провели перед десятью выдающимися работами из коллекции музея*.
11. Среднее количество времени, которые посетители провели в одном из залов музея*
12. Процент посетителей, которые считают, что образовательные программы помогли им a) лучше понятий и оценить определенное произведение искусства или b) наоборот, снизили до этого высокую оценку произведения искусства*.
13. Процент людей, которые оценили бы свой опыт посещения музея выше среднего*.
14. Процент обычных посетителей (не «друзей музея»), которые посетили музей три или более раз в течение года*.
15. Процент людей, которые хотят уйти в другие музеи изобразительного искусства благодаря положительному опыту посещению данного музея.
16. Насколько демография местного населения совпадает с демографией посетителей музея**.
17. Количество посещений (a) отдельного человека / члена семьи; (b) «друга музея»**.
18. Количество посетителей, которые оплатили полный или льготный билет на постоянную экспозицию и временные выставки**.
19. Общее количество человек, посетивших постоянную экспозицию и временные выставки**.
20. Количество уникальных посетителей сайта музея**.
21. Среднее количество времени, которое пользователи проводят на сайте**.
22. Количество часов, которое музей открыт для посещения**.
23. Бюджет, выделенный на маркетинговые исследования**.

1. Количество рабочих часов, которые менеджеры образовательного отдела тратят на исследование и оценку эффективности теории образование и интерпретации работ, приятой в музее.
2. Количество разрешений, выданных студентам художественных и архитектурных школ для рисования в залах музея.
3. Количество школьников, посетивших музей в группах за последний год.
4. Количество лекций по истории искусства для взрослой аудитории, прочитанных в музее за последний год.
5. Количество посетителей этих лекций.
6. Количество произведений из коллекции музея, которые показаны на сайте музея
7. Доход от образовательных программ.

1. Общее количество волонтеров, которое работает в музее более пяти часов в неделю
2. Количество посетителей из других регионов страны.
3. Общее количество (a) обычных и (b) электронных писем об опыте посещения постоянной экспозиции и временных выставок, полученных музеем**.
4. Общее количество (a) обычных и (b) электронных писем с позитивными отзывами о посещении постоянной экспозиции и временных выставок, полученных музеем**.
5. Уровень «шума» вокруг музея: количество его упоминаний в Google и других поисковиках**.
6. Количество человек, которое музея удалось «охватить», что измеряется тиражом бумажных изданий и количеством просмотров в онлайн-изданиях**.
7. Процент опрошенных посетителей, которые могут сформулировать миссию музея*.
8. Процент опрошенных посетителей, чье определение миссии музея совпадает с заявленной миссией*.

Показники успішності художніх музеїв

Вид экспозиции выставки Цай Гоцяна «Я хочу верить» в Музее Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк. 2008. Фото: Дэвид Хилд. © Solomon R. Guggenheim Foundation, New York

1. Количество выполненных задач, которые были прописаны в последнем стратегическом плане музея.
2. Процент сокращений бюджета, которого удалось добиться благодаря стратегическому понижению трат в отдельных сферах деятельности музея в противовес повсеместным сокращениям.
3. Процент бюджета, выделенный на программы музея (зарплата сотрудникам и другие типы расходов).
4. Количество бездефицитных бюджетов за последние пять лет.
5. Процент бюджета, потраченный на приобретение новых произведений для коллекции.
6. Процент от бюджета трудовых затрат, который приходится на кураторскую деятельность.
7. Процент бюджета, выделенного на библиотеку.
8. Процент бюджета, выделенного на реставрационную деятельность.
9. Процент бюджета, выделенного на образовательную деятельность.
10. Траты на программы обмена между музеями из бюджета, не предназначенного для выставочной деятельности.
11. Денежный эквивалент выделенных государством субсидий и грантов.
12. Денежный эквивалент грантов, выделенных частными меценатами, компаниям и фондами.

1. Количество хранителей, работающих в музее на полную ставку.
2. Количество сотрудников с докторской степень по истории искусств, работающих на полную ставку.
3. Количество резюме на каждую вакансию вот квалифицированных кандидатов.
4. Количество сотрудников образовательного отдела, работающих на полную ставку.
5. Процент сотрудников, представляющих меньшинства, управляющих командой из двух или более человек.

1. Процент попечителей, которые могут сформулировать миссию музея и описать то, как она менялась в течение года.
2. Процент попечителей, которые верят в то, что обязанности между попечительским советом, директором и сотрудниками музея должны четко распределяться, и которые могут сформулировать границы между этими обязанностями.
3. Процент текущих расходов, выплаченных из целевого капитала (эндаумента).
4. Вклад попечителей в текущий бюджет.
5. Процентное отношение субсидии министерства или департамента, в ведомстве которого находится музей, в текущий бюджет (если это применимо к конкретному музея).
6. Процент средств от целевого капитала, потраченных на приобретение новых произведений для постоянной коллекции.
7. Количество попечителей.
8. Количество попечителей с коллекциями изобразительного искусства, стоимость которых превышает $1 млн.
10. Количество попечителей, передавших в дар музею произведения искусства стоимостью $500 тыс. за последние десять лет.
11. Количество попечителей, пожертвовавших музею сумму, которая равна или превышают 1% от текущего бюджета.
12. Количество попечителей, которые участвовали в оценке расходов на хранение и реставрацию произведений из коллекции, библиотечную деятельность и вторых не сопряженных с выставками расходов.
13. Количество попечителей, которые являются членами попечительских советов других национальных и международных музеев.
14. Количество художников в попечительском совете.
15. Количество попечителей, которые представляют разные меньшинства.

Вид Сада скульптур Музея Хиршхорна, Смитсоновский институт, Вашингтон. Источник: wikimedia.org

1. Количество произведений в самых значительных коллекций музея (например, западноевропейская живопись, американская живопись, прикладное искусство, графика и т. д.).
2. Количество произведений в других коллекциях музея.
3. Количество работ из коллекции в постоянной экспозиции.
4. Процент работ из важных коллекций музея в постоянной экспозиции.
5. Количество произведений, которое было выдано для временных выставок в других музеях за последний год.
6. Процент работ, которые были выданы вторым музеям за последний год, от общего количество произведений, хранящихся в музее.
7. Количество объектов в запасниках, которые достойны того, чтобы их показали посетителям.
8. Количество музеев и других культурных структур, которым музей давал свои произведения для временных выставок за последний год.
9. Количество произведений, приобретенных за последний год (включая работы переданные в дар) по трем важным категориям (например, западноевропейская живопись, прикладное искусство, графика или вторым).
10. Количество работ, заказанных в музее художников в прошлом году (если применимо).
11. Страховая стоимость произведений, приобретенных в прошлом году.
12. Количество описанных произведений в коллекции музея.
13. Общий размер расходов, связанных со страхованием коллекцией.
14. Процент оценочной стоимости коллекции, покрываемой страховкой.

1. Количество статей, опубликованных сотрудниками музея в тематических научных журналах.
2. Количество изданий в коллекции, находящихся в работе. Количество времени, требующееся на их публикацию.
3. Количество новый изданий каталогов в коллекции музея, опубликованных за последние пять лет.
4. Количество сотрудников музея, которые преподают в университетах.
5. В скольких панельных дискуссия научных конференций участвовали сотрудники музея за последний год.
6. Количество книг в библиотеке музея.

1. Количество реставраторов, работающих на полную ставку в музее.
2. Количеств реставраторов, работающих в музее на неполную ставку. Количество х часов работы за час.
3. Количество отреставрированных произведений за час.
4. Количество научных конференций, в которых участвовали реставраторы музея за последний год.
5. Количество публикаций реставраторов музея.

1. Количество проведенных за последние пять лет выставок, к которым были опубликованы каталоги, насчитывающие более 75 страниц.
2. Количество выставок, состоящих более чем из 30 работ, из которых более 33% ранее не выставлялось.
3. Количество выставок, где было показано более десяти работ из коллекции.
4. Общее количество выставок, организованных музеем.
5. Общее количество выставок, организованных музеем, которые затем были показаны в других музеях страны и/или за рубежом за последние три года.

1. Процент помещений, используемых для размещения постоянной коллекции (сады и парки со скульптурами необходимо считать отдельно).
2. Процент помещений, используемых для размещения для временных выставок (сады и парки со скульптурами необходимо считать отдельно).

Примечания

  • ^ Stephen Weil, “Are You Really Worth What You Cost, or Just Merely Worthwhile? And Who Gets to Say?” Assembly 2002, Museum Trustee Association in collaboration with the Getty Leadership Institute, http://www.cgu.edu/pdffiles/gli/weil.pdf. — P. 7.
  • ^ Федеральный окружной суд США, Центральный округ Калифорнии, Мария В. Альтман, истец, против Республики Австрия и др., ответчик, CV 00-8913 FMC (AIJx), документ от 4 мая 2001: «Кроме того Галерея занимается коммерческой деятельности, публикуя собственный путеводитель, который можно приобрести в Соединенных Штатах». — P. 24. См. также: Федеральный окружной суд США, Южный округ Техаса, Хьюстон, Магнесс против Российской Федерации, No. CIV.A.H‐97‐2498, 1999 WL 495915: «Ответчики также занимаются “коммерческой деятельностью”, продавая входные билеты гражданам США». — P. 5.
  • ^ Stephanie Strom, “Soft Financing Causes Arts Groups to Make Hard Choices”, The New York Times, June 19, 2004.
  • ^ C. G. Screven, The Measurement and Facilitation of Learning in the Museum Environment: An Experimental Analysis (Smithsonian Institution Press, Washington, D. C. 1974). Одна из рекомендаций заключалась в том, чтобы разместить рядом с каждым экспонатом «установку с пятью или десятью кассетами, запись на которых автоматически останавливалась и была бесконечно зациклена. Посетители могли бы подключать наушники и <…> получать персонализированный <…> ответ». — P. 19.
  • ^ Stephen J. Greenblatt, “Resonance and Wonder”, in Learning to Curse: Essays in Early Modern Culture (New York and London 1990). — P. 161-183.
  • Источник

    Добавить комментарий