РЕЙДЕРСКАЯ АТАКА ИЛИ ПРОФАНАЦИЯ «КОМАНДЫ»?

Музей истории сельского хозяйства Волыни – единственный Музей такого типа на Украине, как действующий скансен. К нему, как к духовному центру тянется не только вся Волынь, но и гости из соседних областей и зарубежья. Его экспозиция включает свыше 171 тысячу кв.м., в том числе – стационарная экспозиция, которая находится в помещении Рокинівського дома культуры площадью более 500 кв.м. и экспозиция под открытым небом – «Казацкий зимовник», который размещен на берегу Рокинівського ставка. Согласно нормативов по охране труда здесь должны работать около 40 человек обслуживающего, охранного и научного персонала. Но в настоящее время лишь 12 человек самоотверженно и патриотично осуществляют уставную деятельность: организуют и проводят экскурсии, традиционные этнографические интерактивные праздники и обряды, мастер-классы ремесел и казацких боевых искусств.

Музей является неприбыльным, научно-исследовательским, культурно-образовательным заведением, предназначенным для сбора, изучения, сохранения и использования памятников природы, материальной и духовной культуры края, привлечение граждан к достоянию национального и мирового историко-культурного наследия. Музей создан без цели получения прибыли. Главным из его соучредителей является — Волынская областная рада, которая, к сожалению, забыла об этих приоритетах.

Музей не финансируется, а только дотируется областным управлением культуры на треть от необходимых потребностей. В начале 2016 года было приостановлено финансовую дотацию Музея. Большинство работников музея рассчитались и пошли на биржу. Но в феврале месяце финансирование возобновили лишь на защищенные статьи. И стабильность работы научно-культурного учреждения длилась не долго. Постоянная комиссия по вопросам бюджета и финансов, которую возглавляет Людмила Кирда (ВО «Батькивщина»), принимает решение «о снятии финансовой поддержки Музея». А 19 мая на очередной сессии депутаты утверждают «изменения в бюджет на 2016 г.». Места уже музея-скансена там не нашлось.

Это был «удар ниже пояса», как говорят спортсмены. Не предупредив дирекцию музея, хотя бы за два месяца, как того требует Кзот Украины (ст.49-2) о свои далеко идущие планы, чтобы в свою очередь мы смогли предупредить работников о вынужденном их сокращения, чтобы люди имели возможность стать хотя бы на биржу, подыскать себе другую работу, «кавалерийским наскоком» вычеркнули Музей с областной бюджетной «обоймы».

— Потерпите немножко, подождите до июля,- успокаивал первый заместитель председателя областного совета Александр Пирожик (фракция ВО «Свобода»). –За первое пол-летия ожидается перевыполнение и восстановим вам дотацию.

Музей не ждал, а вдохновенно работал, осуществляя свою уставную деятельность. По всем показателям работники музея перевыполнили даже план работы за второй квартал. Но вместо зарплаты и премии получили… опять обещание от депутатов: «Подождите еще до конца третьего квартала и в девятом месяце вам уже выдадим дотацию».

Зачем тогда было приглашать директора музея на заседание трех постоянных комиссий, которые принимали на пользу музея обнадеживающие и положительные решения? Чтобы только пройти процедуру? Когда эти «решения» не были включены в проект решения «об изменениях в бюджет», в котором было тайно разделены все 52 миллиона дополнительных средств, поступивших в бюджет от перевыполнения плана. То есть, кулуарно, в присутствии 2-3 депутатов, возможно, председателей постоянных комиссий, был подготовлен проект решения «изменений в бюджет».

Только в сессионном зале, когда началась шестая сессия, директор музея узнает от директора департамента финансов Игоря Никитюка о том, что музея истории сельского хозяйства ничего не выделили!? В отчаянии ветеран музейного дела бросается от одного депутата к другому.

-Что это такое? Как же так, ведь на комиссиях были приняты положительные решения в отношении музея?- спросил у заместителя председателя комиссии по бюджету и финансам Владимира Бондаря.

Он послал депутата Вячеслава Рублева («Укроп»). Тот – Владимира Гунчика, председателя облгосадминистрации, который сидел в президиуме. Подошел к Юрия Цейко (фракция ВО «Свобода»), которого знаю еще по работе в районій раде, как бывшего активиста Луцкой районной организации ВО партии «Батькивщина».

-Юрий Феодосьевич, задай, пожалуйста, вопрос п.Никитюку, когда тот будет докладывать по 19-му вопросу, «О внесении изменений в решение областного совета от 10 февраля 2016 года№2/334 «Об областном бюджете на 2016 год»,-

Даю выписку из решения постоянной комиссии по вопросам «…культуры и языка, национального и духовного развития…», где четко прописано: «Рекомендовать департаменту финансов областной государственной администрации, постоянной комиссии областного совета по вопросам бюджета, финансов и ценовой политики, при распределении средств от перевыполнения областного бюджета учесть .(выдел.авт.).

Депутат начал читать и знакомиться с документами, хоть я направил ему и еще 20-м «слугам народа» письма с этой проблемой аж 25 мая. И уже начал было нажимать кнопку вызова оператору, чтобы включил микрофон для вопроса.

-Что это ты готовишь?- спросил его председатель фракции «Свобода» депутат Анатолий Витив, который не сидел на месте, а каждый раз возвращался, вставал и наблюдал за своими коллегами, как наседка за цыплятами, как покойный нардеп Чечетов в Верховной раде.

Ничего не задавай!- решительно молвил шеф фракции. –Мы этот вопрос отложили до изучения комиссии.

-Так может я предложу, чтобы Александр Николаевич сам рассказал о проблеме с трибуны сессии?- спросил Юрий Цейко.

-Не надо!- стоял на своем председатель областной организации ВО «Свободы».

-Почему?- спросил я его в отчаянии. –Ведь ваша комиссия, которую вы возглавляете, 13 июля приняла положительное до музея решение: «1.Поддержать решение постоянной комиссии областного совета по вопросам образования, науки, информационного пространства, культуры и языка, национального и духовного развития, семьи, молодежи, спорта и туризма»,- зачитываю из выписки проекта.

А сессия продолжала свою работу четко и слаженно, которой уверенно руководил его председатель — Игорь Палица. Пишу быстро записку с предложением дать мне слово в вопросе «Разное» и сам несу ее в президиум председателя совета, другую передаю Сергею Слабенку. Однако, и у одного, и у второго они остались «под сукном». Уже звучит гимн, все встали, поют и начинают расходиться.

Шестая сессия областного совета в рекордно короткое время завершила свою работу. Итак, депутаты Волынского областного совета отказались от Музея-скансена, не выделив ни копейки дотации, ни за второй квартал, ни на другие текущие месяцы.

Одни депутаты еще между собой что-то оживленно переговаривались, другие уходили на обед или кофе. А я «охотился» в кулуарах рады на голову — Игоря Палицу, чтобы обратиться к нему лично по этому вопросу. Не по личному вопросу, а государственному, по музея-скансена, которое так и не было решено за целых пол-года: как теперь быть музея-скансена, что сказать 12-м работникам музея, как заплатить обязательные платежи и энергоносители до 20 числа, как ликвидировать задолженность по зарплате за три месяца и выплатить людям расчетные и тому подобное?

Ведь известно, что когда все дороги ведут в Рим, то на Волыни – до Игоря Палицы.

Дождавшись, когда ярые журналисты сняли «осаду» с председателя совета, я решительно приблизился и обратился с вопросом:

-Игорь Петрович, я хочу с вами встретиться, как директор музея и поговорить о проблемах музея, которые возникли в связи с ошибочными решениями депутатов. Записавшись к вам на прием, я получил аж 173 номер в списке. А это только через три месяца я смогу к вам попасть. Я не хочу быть разменной монетой в чужой какой-то политической игре. Потому что одна из общественных организаций уже обратилась в правоохранительные органы с заявлением на предмет проверить действия статьи 219 Уголовного кодекса Украины «Доведение до банкротства» с целью захвата целостного имущественного комплекса.

-Я имею ваш телефон и перезвоню, чтобы встретиться в течение недели,- четко и лаконично ответил глава совета.

«Надежда умирает последней»,- вспомнил я народную поговорку.

Ко мне подходили знакомые депутаты, улыбаясь о чем-то спрашивали, мол, как дела? И я уже никого не видел, не слышал. Почувствовал такую внутреннюю обиду и опустошение, что хотелось выйти и напиться, чтобы забыть свои «хождения по мукам» целый месяц в областной совет. Я успокаивал своих работников, что все будет хорошо, что депутаты исправят это недоразумение и уже с июля месяца восстановится финансовая дотация. Люди получат свои кровно заработанные деньги, за три месяца, исчезнет задолженность и далее музей будет работать в обычном научном русле. Эту мысль отбросил, потому что это – для слабонервных.

Я еще никак не мог понять что произошло. Ведь на предложение областного управления культуры Музей подал свой проект в Региональной програмирозвитку культуры, искусств и охраны культурного наследия в области на 2016-2020 гг В начале года начальник управления утвердил наш штатное расписание в составе 12 человек. Соответственно, дирекция музея оформила с работниками трудовые отношения. Каждый надеялся, что получит аванс и зарплату, хоть не большую, зато стабильно и вовремя.

Но в мае все остановилось, как я уже писал, когда сессия областного совета от 19 мая ц.г. вынесла музея свой смертоносный вердикт. Теперь, со стороны пройденного времени, анализируя участие в тех комиссиях, я прихожу к выводам совсем не лестных. Казалось, на волнах Революции Достоинства к власти пришли самые демократичные депутаты, которые исповедуют национальную идею, то есть, патриоты Украины.

Мы хорошо помним, как во времена Оранжевой революции Янукович кричал с трибуны: «Эти козлы нам мешают жить!». А кому теперь Музей «мешает жить?» Нынешние, руководители областного совета, надев вышиванки, громче друг друга кричат: «Слава Украине!», а на деле, все туже затягивают удавку на духовном теле народа. Потому что большинство депутатов еще не выросла из марксистских штанишек.

Меня удивил Петр Савчук, ректор политехнического университета, председатель Постоянной комиссии по вопросам образования, науки, информационного пространства, и языка, семьи, молодежи, спорта и туризма (выдел.авт.), трижды задал мне вопрос: «Сколько я зарабатываю в день?». Я сначала не понял, так как только закончил свое выступление с показом видеофильмов и слайдов о музей-скансен, презентуя наш проект перед уважаемой комиссией. Это было для меня открытие.

То есть, его и ему подобных, а такие вопросы повторяли депутаты и на других комиссиях, совсем не интересуют музейные проблемы. Никто не спросил: какие у нас планы, что мы думаем еще сделать, изменить, усовершенствовать экскурсионное обслуживание, чтобы развивать в области индустрии туризма, а вместе с тем и рационально внедрять Программу национально-патриотического воспитания. У них перед глазами стоят одни деньги. Даже глава областной администрации Владимир Гунчик вспомнил, что когда бывал в скансене и обедал «и цены там не дешевые», — отметил он на комиссии, о чем уже успели засвидетельствовать «Волынские новости».

Открытым текстом говорю и повторяю: отличайте вещи, что «мухи отдельно и котлеты — отдельно». Музей не варит вареники, не готовит кулеш и борщ. Он организовал такую услугу для посетителей, чтобы после экскурсии, дети могли полакомиться вкусным казацким блюдом. Этим занимаются «специально обученные люди», то есть, предприниматель, который имеет на это соответствующие разрешительные документы. С ним дирекция музея заключает договор на сотрудничество, предоставляет помещение, летнюю кухню, шалаши и тому подобное. А в этом году, когда музей начало лихорадить с дотацией, предприниматель, вообще отказался и ушел «на богатые села». Теперь отдыхающие сами себе готовят, смажуть шашлыки и просят только сухих дров. А насчет цен «не дешевых», то скажу. Что хозяйка в скансене за кулеш или вареники правит всего 18 гривен. Тогда, когда в таком же музее в «Мамаевой слободе» за один только борщ берут – 50! А за одну экскурсию — 255 грн.

Вячеслав Рублев, депутат облсовета (фракция «Укроп»), когда приезжал в музей еще в марте месяце, по поручению Игоря Палицы, обещал найти для музея такого бизнесмена, своей кухней удивит не только местных гурманов, но и из соседних областей. Однако, как видим, что-то не очень к «Казацкого зимовника» кто-то спешит.

Меня, умудреного жизненным опытом, удивляет у депутатов неосведомленность и равнодушие. С ужасным невежеством я столкнулся в кулуарах областного совета, когда один из помощников Игоря Палицы мне упрекнул, мол, зачем вам бюджетные деньги просить, если у вас входной билет 100 гривен, а музей посещает более 10 тысяч человек в год. Вот и считайте… Простая арифметика, казалась логичной, если бы было так. Но в музее входной билет всего 5 гривен — детский и 10 со взрослого. А 100 гривен за всю группу экскурсии. Вот такую информацию, а точнее дезинформацию, он, как помощник, вносит в уши председателю совета…

Еще 25 мая, после несправедливого решения сессии областного совета от 19.05 2016 года о снятии с музея финансовой дотации, я написал более двадцати писем к председателям комиссий, председателей фракций и влиятельных депутатов. На четырех листках разложил по полкам ситуацию, в которой оказался музей после такого приговора. И как поет Валерий Маренич: «Тишина вокруг…». С одними встречался, другим звонил, напоминал. Реакция – ноль, результат – ноль. На последней сессии даже никто не задал вопроса, не поинтересовался за музей. Два часа звучали обращения в зале. Все спрашивали–говорили: о людях, борщевик и леса. А про музей – ни слова. Будто не существует такой проблемы, за которой стоят люди, будто не было моего обращения и ходатайства. Полный бойкот.

Теперь, прокручивая в своих старых мозгах высказанное предложение депутата Анатолия Витива, что нужно, мол, договариваться с Кирдою, то есть с председателем постоянной комиссии по бюджету и финансам, понял смысл «договорняка».

Как ветеран войны и труда (войны с бюрократами), не привык «договариваться». Поэтому, наверное, не получил дотацию на музей, звание заслуженного работника культуры (хоть создал с нуля два не плохих музея), собрал тысячи экспонатов, построил целое казацкое село, написал более двадцати книг, в свои 65 лет тренирую с казацких боевых искусств юных патриотов в «Школе казацкого гарта».

Не смотря ни на что, мы продолжаем и дальше творить на благо нашего края и Украины. Начали восстанавливать и спасать в скансене новую уникальную старую архитектурную хижину (сер.Х1Х века), которую перевезли два года назад. Реставрировали «пыльную» дом и печь в ней. Далее сооружаем Волынскую сечь, что станет центром национально-патриотического воспитания в области. И это без всякой поддержки государства, местной власти, самой демократичной за все независимые времена.

Мне, ветерану музейного дела (38 лет) надоело уже ходить по властным коридорам и доказывать, что музеи – это жилье Муз, что это важный объект в информационной войне, что мы, музейщики – воины идеологического фронта и т.д. и т.п. Как говорил Иисус: «не сыпьте бисер перед …». А я еще дополню словами нашего земляка, поэта и художника Ивана Бойко, который выдал такие меткие строки своего стихотворения о мельницы:

«

Пусть. Дай Бог масла в голову.

Что вам и желаю, материалистам-марксистам. Ценить, прежде всего надо сокровища духовные, а не материальные. Ведь чтобы проверять работу музеев, театров и библиотек, то надо к этой вершине духовности дотянуться. Кто из вас перенес и сложил ветряка, спасая его от разрушения? Или написал книгу, собрал коллекцию древностей и т.п.? Я подскажу даже, где найти ветряка. В селе Ярівка Гороховского района. Там стоит еще один великан в «широком замысле». И стоит он теперь ободранный. Организуйте экспедицию и перевезите его в скансен или иное место. Тогда и проверяйте, а не ходите с умным видом вседержителя.

Поэтому мне стало стыдно к вам обращаться. Жаль стало сколько времени было потрачено на обивание порогов в «белом доме». Вы не меня оскорбили своими действиями. В моем лице вы оскорбили весь коллектив музейщиков и культуру в целом, которые честно выполняют свою профессиональную работу.

Переживая за коллектив, за музей, я пришел к такому решению: я отказываюсь от ваших подачек «с барского стола».

Я відзиваю свои ходатайства о дотации, финансирование. (Но настаиваю, чтобы управление культуры рассчиталось с работниками музея за 2-й квартал).

Больше я не приду на ваши комиссии, на которых кулуарно уже заранее составленные решения.

Я – казак, который прошел воспитательные лагеря в Центре характерного казачества, семинары в Международной федерации Боевого Гопака, в шторм на казацкой чайке через Каховское море до могилы Ивана Сирко.

Я прошу прощения у вас, «слуг народа», что нанес вам, возможно, хлопот своими заявлениями о музей, скансен, Сечь.

Я найду выход из этого затруднительного для музея положения. Я не дам уничтожить, захватить свое детище в которое вложил душу и тело, более 30 лет жизни! Чтобы хоть немного заплатить работникам музея, мы продаем уже козы, лошади, инвентарь и другие вещи музейного значения.

– помочь в это трудное опасное время.

Думаю, что я не один!

 

 

Источник

Добавить комментарий