Запрещено возложение цветов к памятнику Шевченко в Днепропетровске. История одной фотографии.

   Заборонене  покладання  квітів  до пам'ятника Шевченку у Дніпропетровську. Історія однієї фотографії.

В фондах Днепропетровского национального исторического музея им. Д.И. Яворницкого хранится интересное фото. Группа людей, пройдя милицейские кордоны, направляется к памятнику Кобзарю на Монастырском острове. В центре мужчина с большим венком из сосновых веточек – Александр Кузьменко – многолетний политзаключенный сталинских лагерей, большой поклонник Шевченко.

То же были запреты, не в такие уж и далекие от нас 1970-е? Ответ находим в воспоминаниях поэта, правозащитника Владимира Сиренко (на фото он рядом с Кузьменко): «В семье Кузьменків пылало прямо-таки священное отношение к Тарасу… В доме Кузьменків праздновали и все шевченковские годовщину. Каждого 9 марта, а это стало традицией, своеобразным священным ритуалом … мы покупали цветы и где-то в десять часов вместе, а то и по одному шли сквозь милицейские и кагебистские границы на Монастырский остров к памятнику Тарасу. Проходя мимо майоров и подполковников, а иногда даже генерал появлялся в штатском, мы пренебрежительно мерили их взглядами. Нас, безусловно, регистрировали и фиксировали на пленку, но мы плевать хотели на это, ибо по зову души исполняли сыновний долг. Всех превосходили Кузьменки, которые ежегодно приносили оригинальный венок, сплетенный из сосновых веточек; пшеничных стеблей с колосками и кистей красной, казалось, аж горячей, калины. Над ним колдовала вся семья. Даже тогда, когда стало «высочайше» разрешено, даже обязывали творческие организации, возлагать к памятнику Шевченко чиновные корзины, Кузьменків красавец — венок, выделялся среди всего, что здесь лежало и стояло.

Возложив цветы к памятнику, мы все собирались в конце моста, уже в парке Шевченко, и шли на трамвай, которым за несколько минут добирались до конечной остановки возле транспортного института. Отсюда шапкой добросить до Кузьменківської дома. Празднично веселые, мы быстренько собирали стол, поминали Тараса, а потом читали его стихи, пели. Александр Кузьменко, который знал наизусть всего «Кобзаря», как говорят, от к титлу титлу, вставал из – за стола и декламировал зажигательно и мастерски».

Имя Александра Алексеевича Кузьменко (1926-1999) ничего не говорит сегодня большинству жителей Днепра. А между тем оно широко известно среди правозащитников, диссидентов Украины.

Он родился в с. Лоц –Каменке под Днепропетровском в семье, принадлежавшей к старому лоцманского рода. Во время войны, летом 1942 года, стал участником подполья ОУН в Днепропетровске. За это после войны был арестован как “украинский буржуазный националист” и приговорен к восьми годам исправительно – трудовых лагерей и пяти лет ссылки. Наказание отбывал в Печоре и Инте. Там познакомился с медсестрой УПА Еленой Золотницькою, которая позже стала его женой. После отбытия срока наказания 5 сентября 1952 года еще некоторое время ждал освобождения невесты. Освоив профессию, работал шофером.

Весной 1957 года с женой вернулся в Днепропетровск. Поселился в доме № 20 по улице Армейской. Этот дом в течение 1960-х– 1990-х годов был местом многих собраний украинской интеллигенции. Здесь неоднократно бывали И. Сокульский, А. Сокульская, Г. Остается, Ю. Вивташ, А. Завгородний, Т. Завгородняя, И. Шулик, В. Савченко, В. Сиренко, Г. Прокопенко и другие.

В 1968 году В. Кузьменко, вместе с дочерью Марией, принимал активное участие в распространении “Письма творческой молодежи г. Днепропетровска” на защиту романа А. Гончара “Собор”, за что в конце 1960-х – 1970-е гг. претерпел административных преследований.

С 1989 года В. А. Кузьменко стал активным членом Движения, общества украинского языка “Просвита”, других общественных организаций. Был собирателем Шевченкианы. Его коллекция была одной из лучших в городе. По собственному признанию Александра Кузьменко, именно творчество Шевченко и спасала на протяжении многих лет ссылок и лагерей. В ней он находил ответы на волнующие вопросы.

Был реабилитирован в 1996 году на основании закона Украины “О реабилитации жертв политических репрессий”.

С.М. Мартынова – с.н.с. музея «Литературное Приднепровье»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
www.album-gallery.ru