Знаменитый»Спецфонд» презентовали жителям Кропивницкого

Знаменитий"Спецфонд" презентували жителям Кропивницького

12 сентября 2017 года в Кировоградском областном художественном музее представлен уникальный выставочный проект «СПЕЦФОНД 1937-1939 из коллекции НХМУ».

 

Выставка стала очередным проявлением духовного возрождения нашей нации, одним из признаков которого является возвращение из забвения имен выдающихся украинских художников – жертв советской инквизиции, а во вторых, в очередной раз продемонстрировала многолетнее плодотворное сотрудничество областного художественного музея с Национальным художественным музеем Украины, генеральный директор которого – наша землячка из города Александрии Юлия Литвинец выступает куратором данного проекта.

Главная задача представленной выставки – дать возможность поклонникам живописи и неравнодушным к истории своего народа гражданам увидеть уникальные образцы украинского изобразительного искусства, которым суждено было разделить судьбу всего украинского народа, став жертвой советской цензуры, догматизма и классовой ненависти. Тем более, что произведения, на которые было наложено позорное клеймо «запретное искусство» вряд ли можно считать проявлением некоего бунтарства или гражданского неповиновения. Скорее наоборот, авторы запрещенных картин прославляли советскую действительность, но делали это в очень оригинальной манере, в результате чего фактически появлялась карикатура на советскую жизнь. Бывало и такое, что художник, в силу отнюдь не бунтарства, а скорее вследствие какой-то детской наивности, цеплял категорически запрещены темы, стававши таким образом «врагом народа». Это в очередной раз показывает огромную пропасть между советской историей и советской мифологией.

Относительная оттепель в искусстве времен так называемого Нэпа, сменилась политикой «закручивания гаек», а со временем дело вообще дошло до жестокого террора в отношении неудобных художников и их произведений. Не секрет, что фактически все ведущие музеи на территории бывшего Советского Союза имели особые собрания под таинственным названием «спецфонд». Но задача последних заключалась не в сохранении уникальных шедевров от возможных вандалов, а в том, чтобы, как минимум, спрятать подальше от рядовых граждан произведения живописи, которые, по мнению цензоров компрометировали советскую действительность, нарушали официально утвержденные каноны восприятия реальности и отражения ее в произведениях искусства. Ну а как максимум предусматривалось полное уничтожение картин «врагов народа». Таким образом один из ужасных проявлений «коммунистического рая» заключался в том, что произведения живописи должны были повторить судьбу подавляющего большинства своих авторов.

Относительно специального секретного фонда Национального художественного музея Украины (тогдашнего Государственного украинского музея), то он сформировался в 1937-1939 годах за счет вывезенных из музеев Киева, Полтавы, Харькова, Одессы произведений «врагов народа», «формалистов», «националистов» и им подобных, которые, по мнению носителей советской идеологии представляли угрозу новой экспериментальной общности – советскому народу, обломки которого породили со временем немалую армию пылких сторонников азиатско-фашистского «Русскому миру».

«Большой террор» прошел своим безжалостным катком по мастерам кисти и их произведениям, сделав белым пятном в истории и человеческой памяти. К специального фонда НХМУ тогда попали картины Александры Экстер, Александра Богомазова, Давида Бурлюка, Виктора Пальмова, Алексея Грищенко, Онуфрия Бирюкова, Неонилы Гриценко, Семен Иоффе, Михаила Бойчука, Михаила Жука, Николая Ивасюка и многих других художников.

Судьбу тех, кто дерзнул нарушить советские каноны, предсказать было нетрудно. По абсурдному обвинению в «контрреволюционной националистической деятельности» были расстреляны Михаил Бойчук, София Налепінська-Бойчук, Иван Липковский, Василий Сильвестров, Николай Ивасюк, Иван Падалка, Василий Седляр, Илья Шульга.

Значительные сроки заключения получили Онуфрий Бирюков и Кирилл Гвоздик. Еще одной абсурдной закономерностью того времени стало то, что много художников выезжали во время «Большого террора» в Москву, спасшись таким образом от советской инквизиции, что в очередной раз подтверждает особо придирчивое отношение Москвы именно в Украину.

Касаясь истории художественных произведений «врагов народа», удивляешься тому, что значительной части «запрещенного искусства», несмотря на все трудности, все же удалось выжить, дождавшись встречи со своими поклонниками. Как говорится, невероятно, но факт! Ведь уже на ранней стадии попадания в специальный фонд, с ними обращались как с обреченными, внося в инвентарные книги наскоро языке суржике. Только благодаря частично сохранившимся актам приема удалось со временем их идентифицировать. Сохранялись такие картины в специально отведенном помещении – своеобразной камере смертников для произведений живописи, куда имели доступ только директор и главный хранитель. Позже был составлен внушительный список картин, которые подлежали первоочередному уничтожению. И снова парадокс – именно нападение Гитлера на Советский Союз в июне 1941 года помешал выполнить этот смертный приговор. Часть картин удалось эвакуировали в Уфу, часть фашисты все же вывезли в Германию, еще часть, скорее всего, так и осталась в Московии и учитывая современную украинско-московскую войну вряд ли уже когда-нибудь вернется в Украину.

В начале 1950-х годов коллекция специального фонда НХМУ вновь оказалась перед угрозой уничтожения. Только жертвенное служение работников музея своему делу позволило спасти уникальные художественные произведения для потомков. Видимо не случайно музейная сборка была поделена на пять категорий, причем «Спецфонд» было отнесено к последней, так называемой нулевой категории, которая не подпадала под министерские проверки. Это позволило спасти картины «врагов народа» от окончательного уничтожения.

В конце 1980-х годов, в условиях агонии Советского Союза и возрождение украинства началась активное научное исследование «запретного искусства» и закономерный процесс перевода соответствующих произведений украинского изобразительного искусства первой категории. Очень важным для работы в данном направлении стал и тот факт, что для исследователей было открыто Отраслевой государственный архив СБУ. Результатом многолетней кропотливой и упорной работы сотрудников Национального художественного музея Украины с научного исследования, идентификации, атрибуции, реставрации запрещенных своего времени картин стала презентация в 1998 году значительной части сборки секретного фонда на выставке «Спецфонд», что стало эпохальным событием на пути реабилитации «запретного искусства». Много произведений «врагов народа» уже встретились со своими поклонниками, некоторые – еще ждут эту встречу.

Выставочный проект «СПЕЦФОНД 1937-1939 из коллекции НХМУ» — это очередной этап долгого, тяжелого, но такого необходимого в условиях военного лихолетья пути, который вопреки метастазам советского мышления возвращает отечественной и мировому сообществу уникальные образцы украинского изобразительного искусства. Посетитель выставки сможет увидеть произведения Михаила Козика «Портрет академика Н.Ф.Биляшивского» (1919), Якова Тимофеева «Село в 1921 году», Ивана Липкивского «Красная домна. Завод имени Дзержинского. Каменный» (1926), Ивана Падалки «Атака» (1927), Льва Крамаренко «Кулак», Виктора Пальмова «Каменщики» (1927), Николая Рокицкого «Каталі» (1927), Антонины Ивановой «Работа в поле» (1920-е годы), Теофила Фраермана «Рабочий» (кон.1920-х годов) Абрама Черкасского «Молочница Настя», Валентины Вайнреб «Забивают сваи» и «Кузнецы» (1930), Сергея Єржиківського «Строят» (1930), Оксаны Павленко «Да здравствует 8 марта!» (1930-1931), Василия Чалієнка «Антирелигиозный карнавал» (1930-1931), Петра Стовбуненка «Поп на селе», Николая Гриценко «Эпизод из гражданской войны» (1931), Василия Седляра «У сельскохозяйственных машин» (1931), Бориса Крюкова «Строители пятилетки» (1931), Ольги Сірякової «Текстильщицы» (1931), Исаака Бродского «Суд крестьян-батраков» (1931), Владимира Котляра «Пролетариат этого не допустит», неизвестного художника «Разливка стали», Петра Бучкіна «Комбайн» (1937)Валентины Волянської «Империализм», Георгия М’якинського «Мужской портрет», Евгения Горбача «Сталевары», Николая Попова «Женский портрет» (1937) и другие. Перечисленные произведения являются своеобразным зеркалом тогдашней эпохи и специфики мировоззренческого видения, моральных и идеологических стереотипов граждан тоталитарной страны, в том числе и мастеров кисти, чья творческая индивидуальность стоила многим из них свободы, и даже жизни.
На открытии выставки выступили известные в нашем городе ценители и знатоки изобразительного искусства — Бронислав Куманский, Андрей Хворост, Елена Трибуцька и Светлана Ушакова, каждый из которых поделился своими впечатлениями от «запретного искусства» и интересной информацией. Так в частности стало известно, что дочь одного из авторов представленных картин Евгения Горбача Дорошенко Марьяна Евгеньевна проживает в городе Кропивницкий, а внучка художника Екатерина Дорошенко во время Международной акции «Ночь музеев-2017» представила в одном из залов областного художественного музея презентацию «Первый режиссер-мультипликатор Украины Евгений Горбач» и в этот же день и на другой локации музея состоялась видеопрезентация выставочного проекта «СПЕЦФОНД 1937-1939 из коллекции НХМУ», который уже сегодня и имели счастье открыть в стенах нашего музея.

                

Источник